6 thoughts on “О синдроме ожидания феи крестной

  1. Alex Jemyl:
    Льет дождь. Жарко и влажно. Нас было 300. Осталось чуть больше 200. Из них еще человек 30 серьезно ранены. Слышны их стоны и кашель. Умрут.

    Я: Филип, позови всех старших.

    Собираются. У Педро перевязана левая рука. Остальные целы. Но очень устали.

    Матео: Господин, солдаты очень недовольны. Припасы еды на исходе, нужно идти на охоту, а желающих никого. Быть съеденым страшнее, чем умереть с голоду. Что прикажете?

    В его глазах усталость, беспокойство, но доверие. Это хорошо.

    Я: Наша первоочередная задача — закончить стену, как можно скорее. Без нее с голоду помирать будет некому. Поэтому на охоту, пока, никто не идет. Разведка вернулась?

    Хуан: Нет. Уже должны были вернутся, но пошел такой ливень, что могли и заблудиться.

    Я: этот ливень нам выигрывает время. Так что все за работу. Нужно до темноты закончить, иначе опять ночью никто не будет спать. Пошли все вместе. Покажем солдатам пример. Матео, Филип и Давид — вы на рубку. Остальные — таскать бревна

    Мои люди устали и голодны. Только тяжелый труд не дает им возможности думать об опасности. Но страх витает в воздухе. С этим нужно разобраться. Иначе к ночи пойдут такие разговоры, что о слаженной обороне можно будет забыть. Нужно добыть еды. Это их взбодрит. Как-никак голод не лучшим образом сказывается на боевом духе. Эх, выловить бы с дюжину капибар! Ничего, до завтра потерпят. К ночи закончим стену, поставим часовых и солдаты смогут немного поспать…

    Стена готова. Дождь все еще льет, но уже слабее. Ночью, если перестанет, возможна атака индейцев. А скорее всего под утро.

    Умерло еще двое.

    Я: Филип, через час все должны быть у моей хижины. собери всех, кто может ходить и позови ко мне священика.

    Пришел священик.

    Я: Святой Отец, как обстоят дела с ранеными?

    Томас: четверо еще держаться, а остальные клянут эту проклятую землю и хулят Господа. Я не в силах их успокоить, мой Господин. У них гарячка и до утра еще трое скорее всего не доживут.

    Я: Прочитаете молитву за усопшими. После я выступлю перед всеми.

    Томас: Да, Господин.

    Собираются. Настроение угнетенное. А Филип держится молдцом, хотя намахался топором сегодня. Остальные — раскисли. Уже разожгли костры, так как совсем стемнело. Вынесли трупы. Один от лихорадки и диареи, другой от гангрены. Не лучшие солдаты были. Но как рабочие руки — то что надо. Когда строили переправу через реку — один и порезал ногу, да сразу не обработал рану. Только к вечеру показал врачу. Хороший был человек. Теперь у Господа. Закончились его лишения.

    Собрались. Священик прочитал молитву. Мой выход

    Я: Братья мои! Наш Господь удостоил нас чести покорять эти земли для нашего Короля! Ценой огромных лишений мы дошли до этого места. Но мы живы. И пока мы живы — каждый из нас — орудие в руках Господа, чтоб принести свет Его праведности на эти земли. Вы все знаете, в какой тьме живут здешние народы и какие ужасные мерзости творят пред Лицом Его. Каким ужасным богам они служат и как приносят им в жертву себе подобных. Наша война — это не за куски металла и за хорошие земли. Это война во имя Иисуса и Марии, матери Его. Который есть Властитель Неба и Земли! Да, нам здесь сейчас тяжело. Враги обступили нас. Но вспомните, какою славою Господь увенчал Иисуса Навина, который завоевал землю Ханаанскую для избранного народа. Вспомните Александра Македонского, покорителя всего мира. Нам всем Господь даровал милость стать в один ряд с этими великими людьми и показать нашему Господу — что мы сильны! Что мы не сдадимся перед нечестивцами! Преодолев все трудности — мы получим награду! Ваше имя ваши внуки еще будут вспоминать с гордостью! Воспрянем! Не будем роптать на Господа, но силою Его отразим все атаки врага и покорим эти земли для нашего Короля и искореним ложных богов с земли, которую Господь нам даровал! Да здравствует Король!…

  2. Хммм, какая интересная ситуация, шестерёнки в мозгу от удовольствия зашевелились 🙂
    Лично мне в последнее время нравятся проживания в форме диалогов, поэтому я постараюсь расписать сцену.

    «Я, обращаясь к солдату: какого хера ты сидишь и пинаешь хуи, вместо того, чтобы строить стену?
    Солдат: да заебался так жить, сука, от одной блядской занозы — рука нахер гниёт. Ебаный рот, уже от одной дизентерии хочется уже блять повеситься, нахер ваша стена мне не далась.
    Я: ты думаешь, если будешь бояться занозы и страдать от дизентерии — решение проблемы? Да, скорее всего, ты уйдёшь от сюда без руки, с больным кишечником, но в сто БЛЯДСКИХ РАЗ ЛУЧШЕ, если ты не выйдешь отсюда вообще. Твою печень на камне разотрут эти голожопые нехристи, совершая свои грязные ритуалы. И ты, блядь такая, подводишь остальных, потому что ВСЕ сейчас в точно таком же положении, что и ты. У всех блядский понос, всех заели вши, все не хотят заноз. И ведь не все хотят подыхать здесь, как ты. они жить хотят, а из-за такой бляди как ты НИКТО не вернётся домой к жене и домашней еды. Но самое главное — ты подводишь сиятельного нашего гранда. Вот кем бы ты был без него? Он дарит нам столько счастья, столько заряда жизни. А ты такими действиями всё херишь.
    Поэтому, ты сейчас же собираешь волю свою в кулак и идёшь строить оборону. Ради того, чтобы губернатор наш мог лично тебя поблагодарить и пожать тебе руку. И вот твоё счастье. Работай, солдат.»

    Люди, вообще, я не понимаю, почему так мало из вас пишут сюда комментарии. Оказывается, их видит Франц! Не бойтесь, он не кусается (если вы не конченый идиот, конечно же), а это ваша личная возможность лишний раз поделиться с ним ЛИЧНО своими ощущениями от всего того, что он делает. Разве это не здорово? Мне это даёт очень сильный прилив энергии

    1. Нет, но эта история из той же вселенной. Капитан — это один из людей Тео. И на самом деле по самой истории ситуация ещё осложняется тем, что индейцы предлагают солдатам сделку: они отдают им Тео, а те их не трогают.
      А солдаты, те, что крысы, они и сдать боятся ( а то как им потом, вдруг их убьют уже в Сантьяго ) и не сдать — тоже бояться (вдруг съедят индейцы). И вот у капитана цель была ещё и таким мозг на место поставить.

  3. … но Толя упорен. Толя – Гэндальф, что встал с посохом и достойной жизни, как Барлогу, орет: «ты не пройдешь!». «Ни в одной ситуации тебя не допущу!!»

    Чуть со стула не упал 😀

    Но на самом деле это очень печально. Когда я поставил себя на место того капитана в осаде, стал анализировать, что происходит в моих солдатах и мне так зло стало – солдаты говорят себе, что хотят выжить, но ничего делать, ничего предпринимать для того, чтобы выжить не хотят. Прямо как в названии, ждут фею крёстную, которая вдруг остановит дождь и из из джунглей вытащит. Я, конечно, понимаю — что там сделаешь в джунглях, если дождь стеной, грязь по щиколотку, сил мало, но тут хотя бы стену, вымываемую потоками, идти и восстанавливать, чтобы себя от индейцев надёжнее защитить — вот это делать гораздо лучше, чем ничего, это даёт тебе хотя бы малые шансы выстоять. А они ведь наверняка себя как все люди жалели, смирились «судьба моя, видимо, помереть в джунглях».
    И больше всего меня здесь огорчает понимание, что Франц ведь и есть такой капитан, который трудится, чтобы вытащить мир из болота, израненных, червивых, голодных, промокших Пась и Толь избавить от червивости в голове. Франц хочет лучшего мира и лучших нас, лучших людей и потому показывает, как не иметь в своей голове паразитов, объясняет, как жизнь свою лучше сделать! И ведь каждый КАЖДЫЙ в большей или меньшей степени такой инертный Пася, Гэндальф с посохом.
    Ужас! Это же сколько работы делает Франц, сколько сил и нервов изводит, чтобы хоть чуть-чуть мир из идиократии вытащить. Спасибо Францу огромное. Я очень не хочу быть тупым, инертным Толиком. Я буду перечитывать эти статьи, примерять больше на себя всех Паст, Сень, чтобы стать сильнее, умнее, лучше. Спасибо за вакцину, за паблики, за книги, я сейчас подписался на пазл по Безделушке, мне очень нравится)

  4. Теперь я точно знаю причины своих волнений и тревог — ком неисправленных ошибок. Страх допустить их снова. Мне аж спокойнее стало, а-то ходила и понять не могла, почему же дерьмово себя чувствую, бесилась от этого, словно инопланетяне прилетели и в меня всё дерьмо впихнули. Ходишь-ходишь и не видишь совсем, что и почему у тебя внутри творится, — и вот так все, сколько, 7 миллиардов на земле!
    Легко сказать другу «успокойся», по головке погладить, а самому тихо думать: «Почему он не исправляется, сука такая, все ноет и ноет». Легко и подло, потому что другу становится хуже. И ни ты, ни он не видят, что проблема перед самым носом — здесь, в твоем мозгу, исправима, если её признать, а не судьбу и инопланетян винить. Страхом называется.
    Так жаль, что раньше не знала вас и не додумалась до простейшей вещи — дерьмово себя чувствуешь, почему — в себя загляни и поймешь. Вот теперь друга своего не по головке гладить буду, а пну «вакцину» брать. И помогать ему устанавливать ее в себя, а не отпихиваться с гордыни «мне не надо», как больной от лекарства. Надо ещё как — каждому надо. Чтобы жилось хотя бы с самим собой легче, а не с ненавистью к себе и миру.

Добавить комментарий