Статья Франца Вертфоллена

О счастье и кухонных мартирах.

XcrUuP8YnVo

НЕ КНИГА 2.0

#люди

#счастье

#картина мира

#деньги

Давно меня просят о «Не Книге 2.0».

Первая «Не Книга» была просто сборником эссе – вещей, которые я не мог не сказать.

Она писалась ещё в Казахстане, и оттого «Не Книга», что это не монолог автора, но диалог с читателем. Это реакция на мир, а не только задача картины мира.

Азбука современного человека – так назвали мою «Не Книгу» сначала читатели, потом команда, потом все.

Повторим?

Пришло время для новых диалогов, человек.

Начнем, собственно, с картин мира.

Монтируя сегодня видео «Формула счастья», подыскивая туда перебивки, я нашел на Ютюбе целые залежи видео «из деревни». Разные люди, живущие вне больших городов, заливающие видео о своей жизни – от того, как они разводят кроликов, и до того, сколько соли кладут в пироги с капустой – всё это кто-то старается сделать уютно, кто-то старается весело, а кто-то натужно-морализаторски.

С такими у меня проблема.

Если мы взглянем на два конца палки гордыни, то на одном, безусловно, все тик-токовски-инстаграмные товарищи с «это моя тачка», «это мои тёлочки», «это мои часы», «а это я на Мальдивах». И всё это дутое. В кредит, на последние деньги, напыжно-натянутое и самое главное – вопиюще безвкусное. Бездарное, как белая футболка «Дольче Габбана» с большой черной надписью «Дольче Габбана» за $700. Кто не видел таких идиотов, у которых футболки эти настоящие, а мозги нет, потому что у «Дольче Габбана» можно встретить достойные вещи, которые однозначно стоят своих ценников (редкий принт, дорогие ткани, интересный крой), но белая бесформенная футболка явно к ним не относится. На белых бесформенных футболках дома зарабатывают, потому что в производстве они стоят центы, но идиоты берут их за цену в 700 раз дороже. Идет такой колобчонок, думает, что он производит впечатление – и он прав – производит, но идиота, про которого даже «нувориш» не скажешь. То же касается и часов. Есть редкие модели, есть эксклюзивные дома, а есть ширпотреб от «Ролекс» (и не «Ролекс» плох, у него есть и редкие серии, но это как с одеждой – кто-то возьмет что-то по-настоящему стоящее, а кому-то ходить в барахольной бесформенности только в 700 раз дороже). То же касается и «Мальдив».

В общем, фраза «кроссовки настоящие, а мозги нет» хорошо описывает многих.

Лучше, чтоб было наоборот.

Но это лишь на одном конце отвратительной палки гордыни.

А кто у нас на другом?

Святоши.

Нищие.

Кухонные мартиры.

Православные дервиши.

Сидит себе такая (или такой) где-нибудь в буреломе, при этом заливая видео на Ютюб, и проповедует с божеским смирением – «Люди добрые, что ж это весь мир белый сегодня на материальном зациклен, а для жизни ж вот ничего не надо! Сижу я в избушке, корову дою, пирожки леплю, деток десятками из себя вырожаю, вот оно счастье-то!».

И, вы знаете, я готов верить, что для кого-то счастье – это рожать в валежнике двадцать лет подряд каждый год, и питаться одной кислой капустой – «заквашенной как деды квасили наши, как на Древней Руси, да в эпоху домостроя квасили!».

Я готов верить в то, что можно так жить и быть счастливым,

потому что если я что-то понял за свою жизнь, так это то, что счастье – это кропотливая работа с собой, а вовсе не какие-либо формальные ценности.

Так что я поверю каждому, кто мне скажет «счастье это двадцать лет сплошняком беременной и сплошняком на щах, с жизнью в валежнике», но не тогда, когда это сказано с внутренней ухмылкой онаниста – «мы тут такие нищие! Такие высокодуховные! А вы…» и ты прямо слышишь этот их душевный отвратительно влажный фап-фап хуйка гордыни тем, какие они таки ж праведные.

Больше того, я никогда не поверю в счастье того, кто мне с настырностью навозной мухи мешает быть счастливым по-своему.

Когда ты смотришь на такую бабу (не женщину, уж точно не даму, а именно бабу), которая крестится и падает в обморок от невинного сочетания букв ЛГБТ, а потом плюясь своей кариозной слюней доказывает тебе, что двадцать лет жизни в валежнике на невкусной еде, с выпадающими зубами и коровой – это счастье, и нет ничего красивее отношений «мужчина – женщина», когда в России цифры домашнего насилия и вытекающих поножовщин, пьяных переломов и прочей токсикозности друг с другом давно побили все рекорды… это смешно, как стэнд ап Карлина.

Когда ты смотришь на такую бабу, последнее, что ты в ней разглядишь даже под современным микроскопом – это счастье.

К чему это я? К тому, что не надо никому «пропихивать» свою картину мира?

А вот нет.

Когда сталкиваются два разных видения мира, они либо дадут третье,

либо, если сталкиваются картины мира хомо сапиенс и австралопитека, то победителем выйдет только одна –

та, которая привлечет больше последователей.

И ключевое слово здесь «привлечет».

Почему Сергей Брин запустил Гугл в США, почему российские княжны помогали поднимать французскую, а не советскую моду?

Потому что какими бы орками люди ни были, самые действенные из них стремятся всё же не к разложению на болоте, а к счастью. К той картине мира, которая имеет хотя бы потенциальную возможность не на гордыню тебе дрочить, а вести тебя к счастью.

К той картине мира, которая не воняет затхлостью гроба покойника,

но шире и больше,

и самое главное – свежей.

Смотришь на такую бабу, порицающую всё, что не её валежник и не её Вася с циррозом печени, на такую бабу, разглагольствующую о том, что нужно меньше хотеть,

и тебе тухло от затхлости её рассудка, ни разу не представляющего себе, как это рафтинг на рассвете у побережья На’Пали острова Кауаи, где стометровые лавовые стены, поросшие джунглями, выглядят как чистейший Sci-Fi и ни капельки не Земля.

 

Как это пролётка на открытом вертолёте над вулканами, когда облака, заползая в кабину, обнимают тебя, а пилот, сажая вертолёт в джунглях, проводит тебя к фантастическим водопадам по тропам, где растёт дикая гуава, вкуснее любых гуав. И забыв о видах и о водопадах, которыми Гавайи уже избаловали вас, вы увлекаетесь исключительно и только гуавой, наматывая на мачете паутину безобидных крошечных паучков, потому что даже паучки на Гавайях игрушечные.

Как это Вегас, чей стрип мегаполисом 3000 года лежит у тебя на ладони в панорамных окнах отеля, где ты на пару дней: матч между двумя звездами бокса + день в спа с сервисом, дизайном и amenities, аналога коим ты, увы, до сих пор не нашёл в Лос-Анджелесе.

И это всё стоит денег. Но вот бесплатная вещь – малиновые горы Аризоны. Они, бесспорно, ничем не лучше Байкала. Но и не хуже. И они дарят счастье. Но совсем другое, чем Байкал. И хорошо испытать в своей жизни и первое, и второе, и третье.

 

Порицать то, что ты даже представить себе не можешь – это идиотично.

Так делают вшивые, опаршивевшие кикиморцы, которые так боятся пробовать что-то новое, что хотят весь мир превратить во вшивость и паршу своего болота.

И слово, которое пугает столько орков в СНГ – «толерантность», оно как раз о том, что наслаждаться можно и ананасинками в коктейле в бассейне Ритца во время фиалкового заката на Оаху, и твоей коровой, рожающей у тебя в сарае, наконец-то, приплод.

Коровы я не имел никогда, дамы, господа и все небинарные читатели.

Но я легко поверю каждому, кто мне скажет, какое это счастье, когда твоя купленная на последние рубли корова, наконец, родила. И толерантность как раз о том, чтоб не выдрачивать себя о такого хозяина коровы глупостью в роде: «Ха, подумаешь, корова. Счастье – это только и исключительно коктейли с лиликоем в Ритце после целого дня шоппинга».

Но если с таким примером бабы из валежника согласятся, то вот с зеркальным его отражением – не «пропихивать» свой валежник всем, они смириться не могут.

И получаются очень смешной камеди стэнд ап: «Нет ничего красивее отношений мужчины и женщины», – орут краснорожие орки в стране с зашкаливающими показателями домашнего насилия.

«Надо жить не по лжи! И не за деньги», – орут те же краснорожие орки, отстраивая на госбюджеты себе «комнаты грязи».

Хотя последнее с чисто экономической точки зрения я понимаю. Если ты на госбюджет покупаешь яхты любовницам и комнаты грязи, то населению, действительно, придется жить «не за деньги». Жить в валежнике и на «картошечке». Зато «высокодуховными» заеб… онься.

И чем херовее жить в России, чем ниже зарплаты относительно цен, чем смехотворнее пенсии, тем громче орут орки в телевизорах и напротив них об ЛГБТ.

Можно подумать, они там все латентные геи. Потому что если ты уверен в своих вкусах, так два целующихся человека – будь то в фильмах, сериалах или жизни – тебя никак не смутят.

Десятки лет дети смотрели в диснеевских мультфильмах на поцелуи принца и принцессы, ничего детям не сделается, если к поцелую Русалочки и Эрика, добавится поцелуй Ахилла и Патрокла, нет? Хотите «древнерусского»? «Своего»? Поцелуй Цветаевой и её Сонечки.

На самом деле дети от этого сделаются лишь здоровее, им будет легче находить себя и выражать.

Они будут меньше стыдиться своих собственных эмоций, а, значит, лучше с ними работать.

А люди, лучше осознающие свои эмоции и умеющие с ними работать, открытее миру, они меньше ленятся, меньше устают, меньше токсикозятся, быстрее думают, больше и искреннее улыбаются.

Это более счастливые люди.

Но такие оркам колют глаз – ишь, толерантные какие, счастливые понимаешь!

Как это так?! Встречаться с тем человеком, который тебя радует! А где парша?! Где несчастье?! Где скрепы и оковы?

То есть как это Васе нравится Вова? А если все сейчас разойдутся как Ахиллы и Цветаевы, так кто будет страдать в валежнике в убогих бракованных отношениях, производя свиноматками по двадцать детей за двадцать лет?! Как это мы так страдали, а им, значится, не страдать?!!

Причём я всё больше верю, что дума вся из латентных геев, потому что никому другому и в голову не придёт, что, если дать всем жить с теми, с кем хочется, так рождаемость остановится.

Только латентный гей, который сам бы радостно побежал подальше от своей навязанной ему жены, способен верить в ахинею вроде «покажи детям мультик с неправильным поцелуем» и размножению конец.

Нет, не милые латентные геи из думы.

Это так не работает.

Мультики, дающие репрезентацию и белым, и черным, и желтым, и красным,

дающие репрезентацию и Эрику с Ариэль, и Эрику с Робином, и Ариэль с Покахонтас,

лишь помогают ребёнку лучше осознать ЕГО вкусы.

И самое главное – они дают ребенку осознать: у тебя есть свобода выбора.

Ты можешь быть Эриком, а можешь быть Ариэль, можешь быть с Робином, а можешь быть с Покахонтас – учись выбирать.

А от умения выбирать шаг только до умения мыслить.

Вернее, ты не научишься выбирать, пока думать не способен, следовательно, для того, чтоб научиться выбирать, ты учишься думать.

Ты можешь радоваться своему первому телёнку, а можешь радоваться своему первому Wiesmann, а можешь иметь и то, и другое – и телят, и суперкары. Это, безусловно, больше работы. Но работай. Расти.

В каком обществе ты хочешь жить, читатель?

В обществе с посылом – достижимо всё, можно кататься на кабриолете Wiesmann по мостам над джунглями Оаху, имея при этом свою пасеку на Байкале, своё ранчо в Эстремадуре и телят в Аргентине – лишь бы было желание, силы и понимание мира достаточно широкое, чтоб это всё охватить – вот с таким посылом

или с посылом – нееее… сиди и не бухти… главное сиди и ничего не делай. Не делай, слышь! Просто сиди, как мы тут все сидели рыхлой жопой на муравейнике и не дергайся.

В общем, эта статейка не о том, что картины мира разные нужны, разные важны.

Нет, неправда.

Из двух картин мира с наибольшей вероятностью победит та, что ведет самых действенных к счастью.

А вот кто завсегда проиграет, это люди, которые выбирают быть скотинами,

именно – выбирают быть,

потому что они ненавидят мир за то, что он шире, чем их наперсточное сознание,

которое расширять они базово не хотят.

Кто завсегда проиграет, так это люди-бегемоты.

Отвратительные животные бегемоты.

Тупые, каких мало.

Более того – стадо бегемотов загадит всё. Они даже специально разбрызгивают своё дерьмо, испражняясь. Это когда они испражняются на воздухе, но с не меньшим азартом они срут и в воду, в которой стоят.

Днем бегемот затаскивается в лужу из собственных фекалий и воды,

ночью выбирается на сушу.

И дело в том, что затаскиваться и выбираться бегемот способен лишь по одной и той же тропинке.

Если ты перекроешь ему эту тропинку шириной в метр, но оставишь весь остальной пляж, ты вызовешь у этой скотины «невозможные терзания духа», от которых она вполне себе может подохнуть.

Вот если ваши глаза наливаются кровью каждый раз, как мир вас бьёт по морде осознанием, что он больше, что мир – не один раз и навсегда протоптанная дорожка шириной в метр, а огромное разнообразие, из которого надо делать усилие выбирать… если вы готовы, как бегемот, воевать с этой простой правдой жизни, то готовьтесь к жопе – жирной и бегемотьей, что накроет (и будет постоянно накрывать вас).

Не хотите себе подобной судьбы?

Бегемотов из болота и, соответственно, болото из башки бегемотов я вытаскиваю на «Шоте Жизни».

А если ты, читатель, ни капельки не бегемот, так тем более, что в это смутное время ты делаешь вне «Шота Жизни»?

Присоединяйся скорее, чтобы мы вместе могли подчистить в тебе все атавизмы, ещё оставшиеся от неприятного африканского парнокопытного, и двинуться дальше.

Присоединяйся, чтоб строить со мной мир

лучше.

Хватит на сегодня.

Ваш,

Вертфоллен.

ХОЧУ

получать все новые статьи "Не книги 2.0"

• Подписка на все статьи “Не книги 2.0”

• Видео Франца Вертфоллена, его лайфы, главные события — в личные сообщения

• Шанс задать вопрос “в студию” и получить ответ в статье