О способности на счастье

Сосед мой в Лос Анджелесе – почти партнер в значимом агентстве по «управлению талантами», у них там кого только нет – от знаменитых бейсболистов до сценаристов и музыкантов. Ему слегка под сорок, и рассказывая о работе, он искренне сообщает всякий раз, как это было непросто, сколько унижений он сглотнул по пути к партнерству. 

У этого человека из всех удовольствий – трава, кокаин и снотворные. С одной стороны, очень его понимаешь, когда у него глаза желтее делаются при твоих словах, что вот – через дорогу живем. Он так к этому дому в Беверли Хиллз стремился, таким забегом его одолевал, а ты тут вылез 19-летний и тебе сразу так всё насыпали… ах не 19 лет? Хоть какое-то облегчение по собеседнику разливается. Но возраст уже не спрашивает – не хочется ему зря себя мучить. Ему хочется думать, что это все родители у тебя, а ты и не разуверяешь, зачем к его несчастью еще добавлять? Только спросить его хочется, что же он, бедняга, делать будет, когда к 45 годам, на самый-самый «Хилл» взберется, три бассейна, пять фонтанов и конюшня, а рядом с ним 19-летнее темнокожее чудо поселится с Барбадоса, у которого из всех достоинств – попа 10-го размера и умение тряхнуть ей на миллиард YouTube-просмотров. А всю работу за нее такие же менеджеры, как и он, делают – договора, съемки, продвижение, даже банкротством ее, если надо, займутся… И сообщит ему это чудо наивно, что она вообще-то певица и аж целый месяц уже, как на живых выступлениях в ноты попадает. «Ну лажаю, бывает, но типа уже меньше, if you know what I mean», – скажет она с густым карибским акцентом и не менее густой карибской ленью своей. 

Нет, господа, забегом жить нельзя, потому что удовольствие – единственное, что любые трудности оправдывает. Рокфеллер ли говорил на старости лет, что сколько бы ни заработал, так и не накормил того голодного ребенка из прошлого, который газеты продавал и с ужасом перед завтра, клубочком от холода свернувшись, спал. 

Человек, который забегом живет, теряет всякую возможность радоваться, кроме самой химической. Всякую возможность обрабатывать информацию – тоже. Любопытство и воображение теряет. 

И неважно будет цель достигнута или нет, только горечь останется. 

Это единственный случай, когда цель не оправдывает средства. 

Забеги хороши краткосрочные – не длиною в годы. 

Потому что без способности радоваться, без способности хорошо себя с самим собой в тишине чувствовать, жизнь – тяжкая и бессмысленная рутина. И никакие внешние атрибуты удовольствия – рестораны, яхты, пляжи – не спасут. 

Как по мне, так чтоб – лодку, скалы и море и чтоб вода – соленая, как во фьордах, и как во фьордах – искристая. Вот оно – счастье.

Франц Вертфоллен. «Не книга»