«Сцены семейной жизни»

Франц Вертфоллен

.

1943 год

«Здоровые отношения! Все так всё знают про здоровые отношения, вот бы строил их кто» – восклицает Элеонора, 26 лет, трое детей, 1943 год, рассыпающийся брак.

Элеоноре сложно понять, что – главная проблема: любовница мужа, война, то, что они никогда не были близки так, как она считала. Винить среду… четверг, пятницу, войну, Гитлера, мужа или… себя?

Да и действенно ли кого-то винить, когда любишь человека и хочешь с ним остаться. Может, лучше действовать? Но как?

Вот вам рецепт счастливого брака.

Как и рецепт счастья, он прост, но нелегок в приготовлении.

Эта книга — пошаговая инструкция, как вам найти нежность и тепло в вашей жизни. 

Знакомьтесь с героями...

Элеонора фон Вертфоллен

26 лет

Родилась в уважаемой семье австрийских политиков. Замуж не торопилась, занималась изучением германской филологии. Последним, кого прочили в мужья разумной, взвешенной, сосредоточенной на филологии девушке, был золотой мальчик Вены, крутивший роман в Кембридже с дочерью лорда Кавендиша, так на ней и не женившийся, несколько месяцев катавшийся по Ближнему Востоку, попавший там на восстания, а потом и вовсе оказавшийся в СС.

Подруги Норы в один голос утверждали – Нора, он тебе не по зубам.

Близкие жениха недоумевали – зачем тебе эта лошадь?

И только отец Элеоноры считал, что всё – правильно, что золотой мальчик Вены куда умнее своего окружения, и СС – это не убеждения, это шаг к тому, чтоб сохранить все активы и капиталы семьи нетронутыми аншлюсом. Только отец Элеоноры считал, что его дочь проявляет мудрость, но сомневался – на сколько этой мудрости хватит.

Ева Амалия фон Вертфоллен

4 года

Родилась в одном из самых богатых и древних родов Австрии на минуту позже брата Матиаса. Одно из первейших воспоминаний Евы – это молодой человек в черном на гарцующем жемчужном коне на улицах старого города. Её восхищение. И гордость, когда кто-то ей шепчет, что этот принц – её папа. Говорят, в детстве её отец был вундеркиндом, если гениальность передается генетически, то Еве она передалась.

Ева Амалия фон Вертфоллен

4 года

Родилась в одном из самых богатых и древних родов Австрии на минуту позже брата Матиаса. Одно из первейших воспоминаний Евы – это молодой человек в черном на гарцующем жемчужном коне на улицах старого города. Её восхищение. И гордость, когда кто-то ей шепчет, что этот принц, каких не бывает, её отец. Говорят, её отец в детстве был вундеркиндом, если гениальность передается генетически, то Еве она передалась.

Франц Вольфганг фон Вертфоллен

28 лет

Тот самый золотой мальчик Вены, что в Кембридже водил знакомство с ирландскими гангстерами, плавал с героиновыми пиратами будучи в Ливане, не женился на дочке пэра Англии и пошел в СС, чтоб спасти наследство, переквалифицировавшись из избалованного наследника миллионов в «скромного госслужащего». Франц умен. Он просчитывает игру на много ходов вперед. Он спас уже не одну душу и не одно тело от печей Рейха. Однако женился молодой человек исключительно по давлению сверху. Жена и дети были требованием к офицерам. Знала ли Нора последний пункт?

Лилиан Харпер Ли

25-26 лет

Абсолютное зло, с точки зрения Норы. Любовница Франца. Непозволительно красивая женщина, начавшая строить карьеру на Бродвее, но сбежавшая от своей популярности в Европу. Поет, танцует, вправляет мозги сотрудникам, работает на господина Вертфоллена. «Помечтывает» об обручальном кольце от своего работодателя и явно лучше, чем Нора, умеет любить.

Лилиан Харпер Ли

25-26 лет

Абсолютное зло, с точки зрения Норы. Любовница Франца. Непозволительно красивая женщина, начавшая строить карьеру на Бродвее, но сбежавшая от своей популярности в Европу. Поет, танцует, вправляет мозги сотрудникам, работает на господина Вертфоллена. «Помечтывает» об обручальном кольце от своего работодателя и явно лучше, чем Нора, понимает его и умеет любить.

Рецензии на Сцены семейной жизни:

Отзывы

  1. Victoria Ivanova

    Victoria Ivanova

    Читая «Сцены семейной жизни», я была шокирована. Всем. Красотой, открытостью Франца, тем, как он словно насквозь видел и чувствовал Элеонору. Представляете, насколько порой страшно даже в себя посмотреть и увидеть какую-то ошибку, или признать: «так, сейчас я чувствую себя плохо из-за выбора листать ленту ВК, вместо важного дела». А Франц не боялся. Он видел, что не работало в Элеоноре, и помогал ей меняться и становиться лучше. К концу книги чувствовалось, как ей дышать стало легче. Как из очень пугливой, серенькой и холодной Норы «вырастили» лёгкого, привлекательного и куда более живого человека. Вот тут хорошо видно, как внутренне менялась Нора:

    «Если б жила, я б не правильной быть хотела, а… а вот живой. Я б не боялась признаться себе: этот человек за две встречи стал моим счастьем. Я живу встречами с ним, и без него мой мир – серость. Я б не боялась признаться тебе: вы гипнотизируете меня, господин барон, один ваш шепот выводит мои нервные окончания из строя. Я б не боялась спросить тебя там в Вероне – в чем дело? Я ясно вижу, ты не хочешь жениться, в чем дело? И могла бы то разрешить. Я б не боялась чувствовать всё, как живые чувствуют – ужас, боль, нежность, зависть.»

     

    Неудивительно, что книга заканчивается фразой: «И жили они кто-то не долго, а кто-то счастливо». Вот такая искренняя любовь, когда люди честны и искренни друг с другом, делает жизнь счастливой. Берите себе «Сцены», знакомьтесь с Францем, Норой и их нелёгкой, но всё же счастливой жизнью.

Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.