Вакцина от Идиократии. 11 серия. 2 сезон. Как ломать барьеры.

Вакцина от Идиократии.
11 серия. 2 серия. Как ломать барьеры?

С чего начинается интеллект?

Со включенности в жизнь.

Из подкаста: «интеллект — это умение любой маленький факт сделать себе полезным. Умение менять себя и вовлекаться в жизнь. Строить мир. Делать пусть даже совсем крохотные вещи, но делать, а не рассуждать о них.»

Вдумайтесь в эти слова, дамы и господа. Как Евочка (дочь Франца из вселенной Безделушка) говорила, «на всю голову» вдумайтесь. Наверняка в течение записи каждый из вас прослушал эти слова на автомате. Или как я, подумав: «Да, это я знаю. Вовлечение. Действия. Франц много раз уже об этом говорил», и бегу дальше.

Однако недавно проживание этих слов врезалось мне в голову с одной историей.

Сколько раз случалось у вас в жизни, что вы не договаривали того, что стоило, человеку?
Неприятный разговор, неприятный человек и мысли большинства: «А зачем ссориться, лучше обойду острые углы, промолчу».
Приятный разговор, очень приятный вам человек и мысли: «Ох, как-то невовремя, неудобно, будет лишним, покажусь глупым, зачем выражать чувства, всё и так ведь понятно».

И это лишь самые очевидные проявления невовлечённости в жизнь.
Сказать неприятную человеку правду — значит самому стать сильнее. Пусть это конфликт, но представьте, насколько больше опыта он даёт, чем заглушение собственных чувств (но конфликт осознанный, с желанием донести правду, а не просто испуганная крикливость). Правда всегда даёт силу, правда даёт вам власть над человеком. (Но об этом больше в следующей серии)
Выразить свои чувства — значит продавить свою картину мира. Донести до каждого, что дела обстоят именно так.

Прелестная Евочка в свои 9 лет очень любила своего отца и очень ненавидела свою бабку, за то что та не любила Франца. Однажды Еву приглашают на день рождения бабушки. Жутко не хочется идти, чувствовать её неудовлетворённость жизнью, молчаливое неодобрение, направленное в сторону Франца.

Франц же решает проверить Еву, будет ли она трусливой асцидией, недовольно жующей торты весь вечер, или она всё же будет лучше средней статистики и проявит себя.
Они приходят вместе, их рассаживают поодаль друг от друга за длинным столом, весь набитый едой, приборами, с десятками гостей вокруг.
Бабка Евы ничего не говорит напрямую оскорбительного, но всем своим видом она показывает, как ей колет глаза превосходство Франца в материальном, интеллектуальном, любом плане.

Больше всего в такие моменты чувствуешь злость.
Отвращение, что мир сейчас неправильный. Ведь то, что правильно, то, что тебе так дорого, пачкает какая-то посредственность из собственной никчемности. А ты сидишь и молчишь, неужели это позволительно никчемствам так пачкать мир?!

И вот тут очень тонкий момент — выбор. Начать жалеть себя, злиться и ненавидеть весь мир. Придумывать себе оправдания, «ну я же ещё маленькая» или «ах! Я выше всего этого, даже не буду руки о них марать!».
И тогда любые слова будут звучать обиженно, оскорблённо и жалко.

Или продавить свой мир, свою точку зрения. Повлиять на ситуацию, пусть сначала неумело, но причинить свой мир.

Ева выбирает второе. Она не начинает спорить, пререкаться, она идёт дальше!

Забирается на стол и под всеобщее ошарашенное молчание, опрокидывая всё, что ей мешает, она идёт к Францу.


ЕВА: Ромео, как жаль, что ты Ромео!
Отринь отца да имя измени,
Меня женою сделай…

Сморщила носик. Вспоминала.

ЕВА: Лишь это имя мне желает зла.
Ты был бы ты, не будучи Вертфоллен.
Что есть Вертфоллен? Разве так зовут
Лицо и плечи, ноги, грудь и руки?
Неужто больше нет других имен?
Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови ее, хоть нет.

Смущается.

Взгляд вскинула. Зрачки горят.

ЕВА: Ты под любым названьем был бы
Тем верхом совершенств, какой ты есть.
Зовись хоть так, хоть как-нибудь иначе,
но всю меня бери себе взамен.

Гости слегка ошарашены.

Ребенок гордо шествовал по столу,
выдавая строки, как пехотинский марш.

ЕВА: Конечно, я так сильно влюблена,
Что глупою должна тебе казаться.
Но я честнее многих недотрог,
Которые разыгрывают скромниц.
Хм…

Встала.

БАБКА: Ева-Амалия…

ЕВА: Скромниц! Мне…

БАБКА: Ева, что вы…

ЕВА: Мне следовало! Да на хуй! Не помню как дальше!

Топнула злая, потому что испуганная.

Теперь взгляд упал на фрукты и подняться не решался.

Вдруг осужу.

Сердце моё, я?

Я тебя?

Я осужу?

ФРАНЦ: Сдержаннее быть. Вам следовало сдержаннее б быть.

И подбородок опустился.

ФРАНЦ: Клянусь, мой друг, когда бы это сердце…

Не слышит еще. Испугалась слишком.

ФРАНЦ: Когда бы это сердце… и не оставить мне тебя никак.

Глаза вспыхнули, взгляд выпрыгнул из фруктов, побежал ртутью.

ЕВА: Когда я увидела тебя на коне на параде, давно-давно, я… я чуть не умерла. Ты был такой… Ты… Солнце в серебре сбруи, кинжала…

ФРАНЦ: Кортика.

ЕВА: Все равно! И ты… Франц, вы… я думала, я умру от счастья, когда мне сказали, что это — мой отец. Это великолепие — это мой отец. А потом я молилась ночами, бесконечными, бесконечными, бесконечными, чтоб только ты вернулся живым. Просто живым. И я никогда не говорила тебе «вы» в голове, никогда!

ФРАНЦ: Я заметил.

Заплачет?

ЕВА: А ты! Ты! Ты уехал из-за этой…

ФРАНЦ: Ева.

Топает звереныш.

Стол задрожал — Ева побежала. Глаза в слезах, сердце в счастье. Сейчас прыгнет.

И прыгнула.

И поймал.

ЕВА: Поставь!!! Поставь меня на землю!!!

Визжит, вырывается.

ЕВА: Дыши, папа, дыши!

Обезьянкой сама слезла.

ЕВА: С еще одним зря прожитым годом, дорогая.

Развернулась, пошла к двери.

У закрытых дверей на пятках крутанулась, оглядела сидящих, щелкнула каблуками и…

ЕВА: Слава победе!

Пинком в атласной зеленой туфельки распахнула двери.

Пинком.

Атласной туфельки.

Цепкими пальчиками нашла мою ладонь.

10 — 0, Ева Амалия фон Вертфоллен. Вы победили. Этой ночью мы летим на Гавайи вместе.


Я думаю никто не будет спорить, что каждому в той комнате Евочка свой мир причинила «по самые гланды».

Да, это нестандартная ситуация, да, она не была в проигрышном положении. Но посмотрите на людей: какая бы в жизни ни была ситуация, они предпочитают невовлечение. 99,9% из нас просто бы недовольно сидели за столом, может быть промямлили что-нибудь (всегда лучше промямлить, чем вообще быть безмолвным пнём).

И нет, Ева после этого вечера не стала вдруг королевой и авторитетом для всех вокруг. О ней могли шептаться, думать как о «непознавшей жизни» бунтарке, которая «вырастет — поймёт». Но именно каждый раз делая такой выбор: вовлечься, изменить мир, привести его в приятное состояние, Ева раз за разом становилась той, чьей гравитации невольно поддаёшься. В свои 14 она уже имела власть и авторитет среди сверстников и людей гораздо старше её.

А в обратном случае — у людей растёт тревожность. Неосознанный «страх головного мозга», просто потому что внутренне знают, что любая ситуация поставит их раком. Просто потому что они нигде не готовы вовлекаться в мир, и везде им будет неприятно от мира.

И я думаю, что это как раз один из главных пунктов, на который не способен пока ни один компьютер — понять, что он чувствует и ДЕЙСТВОВАТЬ из этих чувств. И не потому что это заложенный алгоритм «Вирусы мешают работе — очистить», но потому что так тебе банально и просто — самому в удовольствие.

Вот тебе просто приятно действовать именно так, приятно быть не замшелой асцидией, но проявлять себя в мире. Тебе в кайф чувствовать и чувства эти не зажимать. И тебе всем сердцем важно, чтобы то, что тебе дорого, было сильнее в этом мире.

Всем до встречи в следующую пятницу.

Задавайте вопросы,

пишите, как лично вы поняли фразу Франца?

Самой вовлечённой вам недели.

Зуи.

4 thoughts on “Вакцина от Идиократии. 11 серия. 2 сезон. Как ломать барьеры.

  1. Обычно, когда нужно «ломать барьеры» настигает тебя оцепенение и ты не можешь подобрать слова. Даже мысли не можешь собрать в кучу. Если дать себе волю, то получится крикливое возмущение. Поэтому сдерживаешься. В этих случаях наверно нужно держать фразу типа : «Я позже с вами поговорю», «Я подумаю над этим». Успокоиться, собраться с мыслями и подойти. А Ева молодец, с такого раннего возраста уже прокачивает умение «Активное взаимодействие с миром». По сравнению с ней я чувствую себя асцидией.

  2. Мда.. знакомое чувство и ведь дело в том, что если один раз «продинамил» ситуацию, с каждым последующим разом тревожность нарастает, как снежный ком, и преследует она тебя повсюду, а когда человек тревожный мозг как правило функционирует неадекватно, жизнь становится просто невыносимой, потому что кроме страхов и тревожностей в твоей груди ничего нет, ты действительно чуешь, что тебя в любой ситуации выебут, начинаешь придумывать разрешение не начавшихся конфликтов, поэтому очень важно, отступать от страхов, и показывать свое видение мира. Иначе умрешь ты гораздо раньше, чем разложится твое тело.

  3. Мне очень нравится, что в отрывке, который привела Зуи из жизни Евочки все настолько по настоящему. Виден как огонь любви к отцу, готовность действовать ради этой любви, так и запинки, страхи, тревожности. Мне кажеться, что очень важно иметь смелось следовать за тем, что есть внутри, искать ощущения легкости, восторга и радости от каждого шага. Даже если это страшно. А вот страхи внутри — это то, что требует интелекта, чтоб вглядется в него, осознать, понять причину, а также шаги его преодоления. Как-то давно я слышал идею, что страхи внутри — это те путеводные звезды, которые Бог дал нам, чтоб мы знали какое направление движения выбрать в этой необъятной вселенной. Интересно, что думает Франц по этому поводу? Интересно, какие мысли в голове у Евочки проносились за минуту и до самого того момента, когда она вскочила и пошла к отцу? Насколько продуманным и спланированным было такое необычное проявление любви?

  4. Сердце заходится от красоты выбора Евы. От ее ума. Она, 9-ти летняя, а так хорошо себя знает. Так хорошо знает, как сформулировать то, что она чувствует — к Францу и вообще. У неё в 9 опыта взаимодействия с миром, опыта формулирования и выражения себя больше, чем… да просто больше, чем у всех живущих, всех знакомых мне существ, кроме её отца и Герберта. Вот такая она, Евочка. Не выбирает сидеть в тумане из ужасов, а знает и выбирает. Спасибо, Зуи!

Добавить комментарий