«Внезапное руководство
по работе с людьми. Бавария»

Франц Вертфоллен

.

1936 год

Внезапное руководство по работе с людьми — это наглядное пособие по тому, как вылепливать из мира и людей то, что нужно тебе. Прежде всего — как вылепливать достойные вещи из себя самого.

Как учиться не отрицать проблемы, но решать их. Как перестать доказывать себе, что ты хороший/умный/дерзкий/успешный, а начать, наконец, работать на результат. Будь вам 15 лет или 150, будь у вас 100 рублей на счету или 100 миллионов долларов, этот роман нужен каждому как наглядное пособие работы с миром. Как углеводы для вашего мозга и тренажер для сердца.

Сюжет

Двадцать один год — это всегда не простая пора. Франц Вольфганг — наследник одной из богатейших семей Европы, его родословную можно проследить почти до десятого века. У него за плечами дезертированный Кембридж, диплом Венского университета, несколько месяцев работы на семью, несколько месяцев путешествия по Ближнему Востоку. И, мягко говоря, напряженные отношения с отцом.

Напряжение — ключевое слово жизни Европы в 30-х. За три года у власти Гитлер внятно дал понять — чихать он хотел на существующие границы. Для него нет Австрии, Венгрии, Чехии, Польши. Для Гитлера есть Рейх — Священная Римская Империя, и он будет её восстанавливать как переговорами, так порохом и огнем.

А вам двадцать один. И вы не знаете, что делать со своей жизнью. Вы знаете, что вам не нравится всё: вам не нравится сценарий “остаться в Англии, заделать пэра, жить джентльменом — человеком пропитанным виски, ленью и политической болтовней”. Вас отвращает всё, что может вас сделать похожим на собственного отца. Вам не нравится Гитлер и его аппетиты, но и нынешний режим в Австрии не нравится тоже. Но вы слишком умны и живы, чтоб становиться еще одним претенциозным и трусливым “кислым философом” — устрицой, рассуждающей о жизни, не имея смелости жить.

Когда вы после крупной ссоры с отцом случайно попадаете в казармы СС в Вене, управляющий не может поверить своей удаче — неужели один из Вертфолленов? Если отправить его в офицерскую школу, если его завербовать, то-то будет премия! То-то служба! Действительно, старая аристократия и НСДАП чаще всего оказывались по разные стороны баррикад. И все же, как умный человек, вы чувствовали — будущее, краткое или нет, за НСДАП. Национализм всегда отвращал вас своей узколобостью, в ваших глазах, правда, его представлял не столько Гитлер, сколько вытянутое лошадиное лицо английских джентльменов, от социализма подташнивало тоже — пошлое заигрывание с чернью. Но врага надо знать в лицо. После Ливана и Афганистана, почему бы не взглянуть на офицерские школы СС? Возможно это станет внезапным руководством по эффективной работе с людьми.

Знакомьтесь с героями...

Франц Вольфганг фон Вертфоллен

21 год

Золотой мальчик Вены. Он летает в Норвегию покупать себе самолеты, в Париж — разбивать автомобили (или наоборот). За ним следит вся желтоватая от зависти пресса Австрии и Франции. Его обсуждают в гостиных с завистью ли, осуждением, восхищением, но всегда вовлеченно. Все решили, что им крайне необходимо знать, что же теперь будет делать этот молодой человек — после того, как он бросил Кембридж, и, говорят, дочь лорда Кавендиша, после его приключений в Ливане и Афганистане.

Как?! Нет!! Невозможно! Что вы говорите?! Какие СС? Эти коричневорубашечники? Национал-социалисты? Это шутка. Он опять развлекается. Бесится с жиру. Уж, конечно, она-то, фрау Юрген, какая-нибудь горничная или поломойка, а то и вовсе безработная, уж она-то знает, как надо жить наследнику таких богатств. Уж она-то как в воду глядит — с жиру бесится.

Герберт фон Шёнбург Хартенштайн

27 лет

Для Европы и США он — последний принц Неаполя, усыновленный в пятнадцать блистательной Нани Бурбонской, последние пять лет господин фон Шёнбург Хартенштайн куда чаще жил в Нью-Йорке, чем в Австрии, Франции или Италии. Ни один прием не может считаться high-end без его присутствия.

Все знают, что он близок с его кузеном Францем фон Вертфолленом, пожалуй, это единственный человек, мнением которого последний дорожит. Более приближенный круг знает, что со времен учебы Франца в Кембридже молодые люди вместе с неким доктором Эшли Джонсон крайне выгодно зашагнули на фармацевтический рынок США, и вообще у них немало совместных денежных предприятий.

Господин фон Шёнбург Хартенштайн крайне прохладен к людям, полагая, что те — незатвердевшая грязь, желающая лишь одного — выдрачивать свою гордыню. Но брата своего он очень ценит, полагая, что тот — сталь. И гений. Гений неба, способный организовывать людей.

Людо

22 года

Сосед Франца по комнате. Поступил в университет, но не смог довести учебу до конца, потому что ему пришлось содержать мать и остальных сестер и братьев.

Умен. Способен сам проводить логические цепи. Не провисает на людях. Не боится признавать моменты, где плох, и работать с ними. Вспыльчив, но не без причины. Может быть очень резок тогда, когда люди этого заслуживают. Не боится вовлекаться в работу с миром. Людо явно не наблюдает за жизнью карпом из-под коряги, и если ему и не хватает местами большой картины, не хватает понимания, Людо работает над этим. Самое главное достижение этого юноши — он научил себя думать.

Микаэль

19 лет

Сосед Франца по комнате. Попал в СС, потому что “перспективно” — хорошо платят (по меркам Микаэля), статусно, форма красивая, служба социальные преференции обещает. У Микаэля есть жажда до красивой жизни — дорогих часов, автомобилей, праздников на яхтах.

У Микаэля настроение хорошее даже тогда, когда оно плохое. Ему легко даются языки, первый контакт с людьми, шутки. Микаэль не стеснителен. Но лишь недалеким он покажется поверхностным. Ему нравятся легкость, шампанское и женщины, но это цепкий человек. Человек с очень хорошей памятью, тактом. Человек способный удерживать фокус и боевой дух товарищей в ситуациях, когда “среднестатистический людь” расплывается кляксой от жалости к себе.

Ларс

23 года

Сосед Франца по комнате.
Солидный молодой человек. Это первое впечатление от Ларса. Ларс серьезен. Второе впечатление — Ларс не умен. Ларс очень старается производить впечатление вдумчивого надежного парня. Ларс верит, что он — вдумчивый и надежный, но на самом деле он — “человек-ромашк”, не способный на мысль, а способный лишь на её симулякр. Человек-бот, работающий лишь по заложенным в него алгоритмам. Как только для чего-либо у него нет алгоритма, у Ларса наступает не известный героям в 36-ом году, но известный в современности синий экран смерти. Бот завис, нуждается в обновлении ПО.

Клаус

23 года

Главный “антагонист” — так сам Клаус определил бы себя по отношению к Францу. Клаус – сын тех самых фрау Юрген, что то поломойки, а то безработные.

Клаус очень жалеет себя. Многие свои провалы он списывает на среду, на несправедливое общество. Да что там многие — все. Все свои провалы Клаус взваливает на социальную несправедливость. Не на свою тупость, гордыню, нежелание думать, нежелание работать долго и упорно на результат, а мало ли на что только можно свалить свою несостоятельность. Всё, чем является Франц, режет Клаусу его склизкенькую сердцевину, вытаптывает его огромную гордыню маленького человека в футляре. Клаус страдает. Клаус, как и Ларс, бот, способный двигаться лишь по невероятно подробно прописанным алгоритмам, но если Ларс — не грязен и не проблемен, Ларс не требует к себе уважения за то, чем не является, Клаус — глупее, потому проблемнее. И завистливее. Он хотел бы такой же “народной любви”, как Франц, но чувствует, что слишком слизь, отрицает это и воинственно пытается доказать, что нет — он тоже человек! Клаус хотел бы такого же внимания к себе от Франца, такого же расположения, как Людо, но чувствует, что слишком слизь, отрицает и глупой лисой из басни шепчет “как зелен нынче виноград”, тот виноград, что ей и не светит.

Клаусу тяжело дался отбор в офицерскую школу, тяжело дается учеба и однозначно еще тяжелее давалась бы жизнь после, если бы не “удачный” взрыв настоящей гранаты вместо учебной и пожар с возгоранием топлива и парами тетраэтилсвинца. Такой он — тетраэтилсвинец, иногда даже он спасает жизни.

Следующий роман в серии:

Рецензии на Внезапное руководство:

Отзывы

  1. Rina-Ri

    Этот роман, действительно, «внезапное руководство по работе с людьми». Менять людей — многие говорят — невозможно, но с этой книгой я поняла: очень даже возможно! Главное сначала научиться менять себя.

    1. Если ты способен (хочешь) калибровать себя, видишь себя насквозь, признаёшь недостатки и шаг за шагом их исправляешь — то и окружающие перестанут быть для тебя загадкой.
    2. Нужно быть достаточно смелым, чтобы не бояться себе самому и людям говорить правду в глаза.

    Главный герой, тезка автора, Франц Вертфоллен, — для меня восхитительный пример человека-лидера (правителя). С первых строк его мыслей и слов чувствуешь, насколько он кристально ясно видит себя и знает, чего хочет. Он постоянно ищет, как стать лучше, и даёт себе шанс посмотреть на мир глазами других людей. Даже в самом начале, когда узколобый человечек Кауфман пытается его, наследника древнего германского рода (ведь это обещает большую премию!), «затащить» в СС, Франц не воспаряет в «да как вы смеете, я не нацист» и не разводит конфликт (что бы сделала я, с пеной у рта пытаясь доказать свою «праведность»), он четко доносит правду как «небо голубое»:

    «…Кауфман: Но вы отрицаете расы и национальности.
    Франц: На какой лошади вы выиграете скачку – на андалузце, мустанге или арабе?
    Кауфман: Я не разбираюсь в лошадях.
    Франц: Навскидку.
    Кауфман: На той, у которой ноги длиннее.
    Франц: Мимо. На хорошо дрессированной. Тупая английская верховая, тупая и истеричная, всосет маленькому, злому и вышколенному арабу. Вот и всё. Вот и все ваши различия между расами и национальностями…»

    В романе много занимательных диалогов, целый кладезь остроумных ответов и противоядие от человеческой ограниченности. Например, такой, как нацизм. Главный герой поступает в офицерскую школу СС, чтобы посмотреть, какие существа там обитают и как с ними работать. Ведь чтобы изменить гнилую систему изнутри, нужно менять мышление людей.

    И Франц на протяжении всего романа уже это делает, например, показав сокурснику Ларсу, что его вечное «страдание» — выбор:

    «Жизнь – то, что мы делаем из неё. Если ты хочешь жизнь, как крестный путь, ты её получишь. И ты будешь слаб и оплеван, как любой на крестном пути. Крестный путь, Ларс, кончается распятием, сопровождается плетками и говном, что бросает в тебя толпа. И самое невозможное для существа на крестном пути – это признать, себе признаться, что весь крестный путь – выбор. Если ты отрицаешь удовольствие, ты получишь по самые гланды плетей и говна, но не потому, что мир таков, а потому что ты так решил. Ты так выбрал. И выбрал из слабости. Из неспособности своей на счастье. Говно, плети и ыыы… жизнь – крест – это всё куда проще, чем счастье, Ларс. Для счастья надо быть чистым, а вот для говна не очень. Для счастья надо убивать каждый день в себе гордыню. Вычищать из себя гордыню. А на крестном пути гордыня единственное твое утешение. Я так страдаю, но я лучше всех, я праведен, а там эти всякие Микаэли, Вертфоллены от жизни – удовольствия, а я лучше их, я так страдаю. Видишь, боженька, как я мучаюсь, какой я хороший? Не видит, Ларс. Потому что не во имя господа ты страдаешь, а во имя себя…»

    И Франц превращает Клауса из завистливого, повернутого на себя «борова», видящего в нём врага (слишком кололи ему глаза роскошный образ жизни, ум и красота Вертфоллена), в более приятного человека. Так, что они стали приятелями и отправились в рождественское путешествие в Неаполь… Но об этом в следующей части книги.

    А «Бавария», как минимум, мне дала прожить: люди вокруг не непонятные существа с Марса и очень даже способны на изменения. Чтобы выстраивать крепкие, основанные на любви и уважении отношения, надо научиться убивать гордыню в себе и других. Книга для того — настоящее очаровательно-остроумное пособие. С такими сценами и такими героями, ммм, хочется утонуть в ней, а, вернувшись, сделать все возможное, чтобы моя жизнь хотя бы чуточку, но сияла счастьем и победами так же, как жизнь героев «Баварии».

    И напоследок ещё одна замечательная цитата:

    «Содом и Гоморра, люди до Потопа погибли не потому, что грешили,
    но потому, что вот такими моргающими трусами не хотели осознавать, что грешны.
    Осознать – страшно.
    Осознаешь – и раскаяние сносит тринадцатым валом.
    Но лишь через раскаяние путь к очищению.
    Ларс не раскаивался ни в зависти к Микаэлю,
    ни в зависти к каждому в зале, пока он сидел там с кислым лицом
    и страдал отрыжкой из «нехорошо», «неправильно» вместо того, чтоб встать и работать с миром:
    подойти к девушкам, заговорить, улыбаться,
    быть приятным себе
    и окружающим,
    а не разлагающимся бурдюком
    с несогласием и изжогой…»

    Берите прямо сейчас себе этот мудрый роман и сами удивитесь, как, перелистнув последнюю страницу, почувствуете себя другим человеком. Более открытым и легким. Или даже — счастливым.

  2. Anamika

    «Неаполь» изящнейше даёт почувствовать – каким мир должен быть и на что тебе, вот тебе, дана жизнь. Ты наслаждаешься атмосферой книги, а потом неожиданно обнаруживаешь, что тебе здесь незаметно раскрыли весь смысл жизни. Что там не надо ничего ходить искать, рассуждать, выдумывать, всё легко и просто, это ты сам наставлял себе барьеры, сочинял трудности и тупым роботом-пылесосом наматывал ненужные круги. Но теперь – ты будешь легче, чище и несравненно счастливее.

  3. Arctic

    Тоже только купил книгу, предвкушаю 😉 Очень интересно познакомиться с Нани, я много историй о ней слышал в паблике ВК по “Безделушке”. Принцесса Неаполя, которая стала крестной матерью итальянских мафиози – это интересно))

Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.