.

«О Кузнечиках»

Франц Вертфоллен

Что вы найдёте в
книге...

Муравей

крайне буддийская притча

 

Когда-то Крылов и другие классики использовали героев-зверей, чтобы показать людям самих себя со стороны. 

В других людях недостатки колют глаз. Встретив неидеального героя, ты решительно говоришь себе: “Боже, такой идиот, его глупость — это точно не про меня!” С животными и насекомыми проще. Вот хохочешь над мухами из рассказа, что сплетничают, как типичные-типичные бабки, и думаешь: “Да, прямо мои коллеги, вот Анька с Любкой только так и обсуждают других дам. Кто симпатичнее, чем они, кто получше устроился, каждая у них — стрекоза.”

И пока хохочешь, к тебе приходит понимание: не с одними Аньками и Любками случается зависть. Легенькая, крохотная сценка забрасывает в гладь твоего самомнения камушек, и от него расходятся круги: “А такой ли я праведный? А я, я какой на фоне всех этих зверей?” 

Мне нравится, как искусно в “Муравье” Франц Вертфоллен дает тебе взглянуть на мир людей в миниатюре, и получить честный ответ на вопрос “Какой я человек?”. Каждый герой оставляет в тебе частичку себя. С тобой навсегда остается пугающий образ старой мыши-полевки, невозможность разобрать — за что ее считает дурой окружение, если она говорит правильные вещи? Правильные ли? Конечная мысль Муравья о вселенной звенит в тебе каждый раз, как замечаешь звезды. Как и слова веселящего своим умом и прагматичностью — крайне буддийского — кота Васи: 

“Любой ад – это недопонятый рай.”

 

Волны последнего
моря

Что происходит с душами, когда они покидают наш мир? Что делать, если вместо того, чтобы умереть, ты застрял неприкаянным призраком? Утопленница говорит — искать ангела хранителя.

Если описывать эту сказку в одном слове — это катарсис. Катарсис, которого ты абсолютно не ждешь. Когда дочитываешь ее до конца, тебя будто отпускает что-то очень тяжелое внутри, и ты возвращаешься на родину — в волны последнего моря. Не важно, сколько тебе лет, о чем ты думаешь в последнее время и чем занят — волны последнего моря очистят тебя и омолодят. 

Читаешь про мир мертвых, и как с “Муравьем”,  под микроскопом видишь мир живых. Себя. И получаешь очаровательный, легкий ответ на нелегкий вопрос — почему людям так тяжко дается счастье?

Муравей

крайне буддийская притча

 

Когда-то Крылов и другие классики использовали зверей, чтобы показать людям самих себя со стороны. 

В других людях недостатки колют глаз. Встретив неидеального героя, ты решительно говоришь себе: “Боже, такой идиот, его глупость — это точно не про меня!” С животными и насекомыми проще. Вот хохочешь над мухами из рассказа, что сплетничают, как типичные-типичные бабки, и думаешь: “Да, прямо мои коллеги, вот Анька с Любкой только так и обсуждают других дам. Кто симпатичнее, чем они, кто получше устроился, каждая у них — стрекоза.”

И пока хохочешь, к тебе приходит понимание: не с одними Аньками и Любками случается зависть. Легенькая, крохотная сценка забрасывает в гладь твоего самомнения камушек, и от него расходятся круги: “А такой ли я праведный? А я, я какой на фоне всех этих зверей?” 

Мне нравится, как искусно в “Муравье” Франц Вертфоллен дает тебе взглянуть на мир людей в миниатюре, и получить честный ответ на вопрос “Какой я человек?”. Каждый герой оставляет в тебе частичку себя. С тобой навсегда остается пугающий образ старой мыши-полевки, невозможность разобрать — за что ее считает дурой окружение, если она говорит правильные вещи? Правильные ли? Конечная мысль Муравья о вселенной звенит в тебе каждый раз, как замечаешь звезды. Как и слова веселящего своим умом и прагматичностью — крайне буддийского — кота Васи: 

“Любой ад – это недопонятый рай.”

Волны последнего моря

 

 

Что происходит с душами, когда они покидают наш мир? Что делать, если вместо того, чтобы умереть, ты застрял неприкаянным призраком? Утопленница говорит — искать ангела хранителя.

Если описывать эту сказку в одном слове — это катарсис. Катарсис, которого ты абсолютно не ждешь. Когда дочитываешь ее до конца, тебя будто отпускает что-то очень тяжелое внутри, и ты возвращаешься на родину — в волны последнего моря. Не важно, сколько тебе лет, о чем ты думаешь в последнее время и чем занят — волны последнего моря очистят тебя и омолодят. 

Читаешь про мир мертвых, и как с “Муравьем”,  под микроскопом видишь мир живых. Себя. И получаешь очаровательный, легкий ответ на нелегкий вопрос — почему людям так тяжко дается счастье?

 

О Кузнечиках

 

Как вернуть себе юность и жажду до жизни? Будь вам 17 или 71, рутина выпивает силы каждого. Самая безжалостная, самая смертельная вещь — повседневность.

Опытный синоби уверен — выход прост. Нет для людей подарка долгожданнее, чем смерть. Только с ней приходит вечное освобождение.

Великие правители и обычные люди, страдания которых синоби прерывал, были мертвы задолго до того, как попасть под его клинок. Но он отличался от своих мишеней. Он был проницателен. В череде будней он был способен различить редкие всполохи красоты:

“Красота неуловима, давно потеряна и вообще её не бывает, но с того момента она застряла внутри меня таким ярким осколком, что я почти назвал бы это предчувствием. На однотипной равнине всех человеческих жизней, я бы назвал это робким предчувствием гор.”

Этот короткий рассказ учит вас замечать красоту. Ту самую, что наполняет легкие жизнью.

“О Кузнечиках” — весь сборник  — противоядие от усталости.

Также в сборник входит сказка “Горбун”,

“Монолог Сфинкса”, “Воспоминания очень странной рыбы”, 

и еще многие путешествия в яркие миры, в которых хочется поселиться.

Древние мифы и легенды обретают новую жизнь в рассказах

и стихах господина Вертфоллена. 

А также в сборник входят сказки “Горбун”, “О кузнечиках”, и еще многие путешествия в яркие миры, в которых хочется поселиться.

Мифы и легенды в форме рассказов и красивейших стихов господина Вертфоллена.

Франц Вертфоллен уже много лет развивает людей. 

 

Он один из тех немногих существ, которые способны научить простого человека мыслить масштабно.

Научить видеть самую суть людей и событий.


Он выковывает в людях волю и внутренний стержень, чтобы трудности не лишали нас веры и сил.


Его свежий проект — Вакцина от Идиократии —

это интеллектуальный сериал, благодаря которому Франц Вертфоллен меняет обычных людей…  

Отзывы на «О Кузнечиках»:

Отзывы

  1. Аватар

    Стелла Ахатова

    Купила сразу после статьи на Яндек.Дзен о Медузе Горгоне: так здорово написано и картина Медузы зацепила. Интересно, когда автор ещё и талантливый художник. У его Медузы настолько проникающий в тебя взгляд! Вот это я называю смотрит в самую душу. Рассказ “Горбун” зацепил меня, как тот портрет Медузы. Вроде сказка, а так щемяще делается буквально с первой страницы. Где-то даже немного волнительно. Освежает после долгого дня. 

    “Муравей” — очень веселая вещь. Ироничная. Над ней можно и в голос похохотать местами. 

    А вот “Волны последнего моря” красивая вещь, но мрачноватая, хотя тем, кто любит мрачные сказки понравится. По атмосфере напомнило “Лабиринт фавна” Дель Торо. Фильм и рассказ совсем разные, у них абсолютно разные истории, но атмосфера схожа. Моей дочери зашло. 

    Отдельно хочется сказать про стихи: “Воспоминания очень странной рыбы” мне очень понравились. Там и юмор, и философия, что мне очень близка, и отношение к жизни… как-то очень я созвучна с такой “странной рыбой”. Дочери (ей шестнадцать) понравилась “Молитва Карла I”, это мысли английского короля перед казнью. Ей нравится все такое мрачненькое. Мне его мысли тоже нравятся, жизнеутверждающие, но хотелось бы без казни.  

    В целом “О кузнечиках” очень понравились. Жаль, что нет бумажной версии. С такой красивой обложкой было бы приятно иметь у себя на полке. Обычно я не читаю в электронном формате, но тут прямо не пожалела.

  2. Саша Куцуров

    Саша Куцуров

    Читал после “Внезапного руководства по работе с людьми” от того же автора. Вот это контраст! Я так понял, “О кузнечиках” были написаны ещё до появления вселенной “Безделушка” и другой вселенной про испанского гранда. В “Кузнечиках” меня название заинтриговало. 

    Я наткнулся в сети на отрывок из “Внезапного руководства по работе с людьми”, и меня прямо отрезвило. Роман так классно объясняет тебе людей и тебя самого, так здорово показывает, как работает общество, но роман жесткий. Это такой современный Достоевский. “О Кузнечиках”, наоборот, легкие, я бы даже сказал светлые рассказы. Я прочел “Кузнечиков” за пару дней, отрываться от книги не хочется, ты прямо сживаешься с её тоном и стилистикой. Мне больше всего “Муравей” зашел. В нем где-то даже предчувствуешь “Внезапное руководство по работе с людьми”, но сам рассказ — легкий. Ржешь с него в голос, так четко в людей попадает. За каждым насекомым своих знакомых видишь, а то и себя. “Молитва Карла I” мощный стих. “Урагх” зашел очень. В общем, если хочется классной, качественной, красивой, но несложной прозы, то этот сборник и веселит, и расслабляет, и оставит вам на послевкусие мыслей в голове.

  3. Варя Бушуева

    Варя Бушуева

    Скажу честно, на “Горбуне” я плакала. “Горбун” и “Волны последнего моря” теперь самые любимые. “Горбуна” я уже перечитала несколько раз, это теперь для меня такое же “одеялко”, как фильм “Один дома”: если мне плохо или неуютно, я перечитываю эти два рассказа и становится сказочно. По-моему, по “Волнам последнего моря” получилось бы замечательное аниме в стиле “Унесенных призраками”. 

    Стихи классные. Лично меня они почему-то особенно вдохновляют на рисунки, там очень яркие образы — от очень странной рыбы до повешенного ковбоя. Книга читается легко, даже стихи очень легко читаются. Я книгу смаковала: по рассказу или стиху в день. Было бы здорово, если б вы записали аудиокнигу, очень интересно, как стихи звучат.

  4. PavelS

    PavelS

    Давно слежу за творчеством автора, приобрел, когда услышал, что большая часть вещей в этом сборнике была написана лет в 17. Стало интересно. 

    Очень рад был найти здесь мой любимый стих “Песнь Викинга”. У Франца Вертфоллена несколько литературных вселенных от лица разных героев, есть у него и норвежец IX века, от него красивейшие стихи в “Авторпортрете” и здесь по духу парочка очень похожа. 

    Из рассказов больше всего мне зашел сам “О кузнечиках”, он написан от лица японского синоби. Такая легкая, слегка ироничная зарисовка, но западает глубоко в душу. Читается очень легко, но потом какое-то время ещё ходишь, перевариваешь. Тут все рассказы читаются очень легко. Я вообще начинал своё знакомство с прозой автора с “Заметок для Штази. Ливан”, книга очень красивая, но сложнее. “Кузнечиков” можно проглотить за ночь. Если вам хочется легкого чтения, которое развлекает, смешит, а потом раз и берет за сердце, то это ваша книга. 

    Некоторые рассказы растаскивал на цитаты, высылал друзьям. Стихи тоже, “Молитву Карла I”, например. Так растаскиваешь на цитаты, а потом задумываешься — неужели можно такое написать в семнадцать?

Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

©F.W.W 2020 Все права защищены.

Публичная оферта