Статья Франца Вертфоллена

Об эрзац-кофе или о том, как превратить свою жизнь в ад

8GZHcfLATFM

НЕ КНИГА 2.0

#люди

#капитализм

#роскошь

#деньги

Во время Второй Мировой вся Европа пила эрзац-кофе.

Кофе из желудей.

Редкая бяка – горько, вяжуще – вкус нищеты и разочарования.

Но когда желудок слипается, то кипяток с желудями звучит более обещающе, чем кипяток без желудей.

После такого вступления представь себя, читатель… китайским лайвстримером.

Люди не оригинальны. Большинство историй лайвстримеров начинаются одинаково: жило-было существо Х, которое полагало, что оно очень любит петь / краситься / шопиться / геймить / подставить нужную активность.

Существо говорит себе «ах, я хочу этим поделиться с миром». И это правда. Вернее, это её верхушка. Потому что полная правда редко бывает симпатична. И не только у стримеров, в принципе, у людей. В более полную правду стримеров входит: я ищу валидации, денег, карьеры, эмоциональной безопасности, общения, на которое не способен иначе… подставить нужную необходимость. И это не «или-или», это весь список необходимостей сразу.

Но вот ты, читатель, начинаешь стримить. Не важно ты танцуешь, поёшь, играешь в шахматы или в стрелялки – важно, что в какой-то момент своей карьеры ты получаешь приглашение от одного из крупнейших пяти мамонтов менеджмента «онлайн-талантов».

Если они возьмутся за твоё продвижение, ты станешь звездой.

А они готовы вкладываться в тебя за проценты с донатов зрителей и сразу тебе сообщают, что планируют за полгода вывести тебя на популярность около $450 000 в год.

Ты подписываешь контракт, и они берутся за «упаковку» всех твоих стримов и видео (название, хэштеги, плашки…), они подсказывают тебе тренды, помогают общаться с фанатами, организуют оффлайн-события (если считают их нужными), коллабы – весь пакет. 

Казалось бы, предложение твоей мечты. Ты сразу же это всё принимаешь.

И компания не старается поиметь тебя раком. Они очень прозрачны: ты получаешь «упаковку», курсы по лучшему пониманию аудитории, нужные курсы для дела – танцы, пения, макияжа, хоть лепки из поливинила, если компания видит, что на это есть спрос. Плюс ты получаешь персонального ассистента, который ведет твои соцсети, фотографирует твою еду, тебя на улице, дома, с друзьями, в ванне, с собакой, без, на йоге, на акушерском кресле, на смертном одре.

И нет, твой ассистент здесь не чтоб бегать за твоим кофе. Он работает даже не на компанию. На себя: он тоже получает проценты с твоих донатов. 

И вот ты уже слушаешь курсы по тому, как вычислять среди подписчиков «денежные мешки», как их «развязывать», как быть кавайной/кавайным до посинения, работаешь над голосом, над подачей, компания пробует с тобой разные направления – кавайная девочка-лисичка, умная барышня с книжной полкой (в которой большинство книг фейковые коробки), кинки-геймерша, анимешница, певичка… о! на певичке был резкий всплеск донатов. Певичка! Решено!

Теперь твой ассистент буквально живет с тобой, потому что с момента как ты встаешь, ты стримишь.

Ты показываешь людям всё, кроме того, как мощно тебя гримируют, какие фильтры ты используешь, чтоб правильно растянуть или ужать лицо, и твоей всё большей ненависти к миру.

Ненависти?!

Ненависти, читатель.

Потому что, общаясь с людьми по 8 часов в день, кто угодно возненавидит род человеческий.

И у тебя, как у осла перед носом, машут цифрами – вот так увеличиваются твои донаты: $28 000 за февраль, $29 700 за март, $37 000 за апрель, перешагнешь или нет? Перешагнешь $40 000 в мае?

Скатишься, нет?

А $50 000 слабо?

А $51 000?

И нет, никаких Миранд Пристли, третирующих тебя. Когда ты не тянешь стрим, когда у стрима нет громкости, улыбок, оживленности, ассистент сообщает менеджеру, менеджер звонит тебе и доводит очень простое go big or go home. Ты устаешь? Не справляешься? Тогда лучше разорвать контракт уже сейчас, компании не выгодно тратить на тебя время впустую.

И нет, это не сценарий к голливудскому байопику про злую индустрию, которая хотела пережевать нашу Беляночку, как всех остальных, но Беляночка не далась, потому что она нИтАкАя! Не такая как все! Она стала терять себя, забыла, что хотела какать розовыми пони и петь песенки «миру мир», но опомнилась! И побила злых капиталистов, которые ничего не понимают в искусстве и розовых пони!

Нет злых капиталистов.

Есть ассистент, не менее ненавидящий свою работу, чем затраханный стример.

Ассистент, у которого тоже перед носом качаются эти $28 000, $29 700, $37 000…

Менеджер, у которого те же цифирные круги перед глазами.

Гендиректор, у которого очень много таких кругов, одни состоят из процентов со стримов, другие из кредитов, взятых на съемки клипов, проведение туров, пресс-ужинов, рассылку подарков прессе, рассылку подарков фанатам… там длинный список расходов.

И каждый – стример, ассистент, менеджер, гендиректор – твердит себе: вот ещё чуть-чуть, вот сейчас сделаю побольше денег, вот ещё немного, и ещё малость! И снова шажок! Вот сейчас станет еще на пару тысяч больше, заработаю и уйду.

Уйду пенсионером отдыхать.

Нет, это статья не про «брось всё! уйди в кругосветку бородачом с рюкзаком!».

Вы и так, люди, «бросаете всё» от каждого прыща на дороге.

И никакая кругосветка, никакие прыжки из космоса или в, не спасут вас от пустотности собственной жизни.

А жизнь этой стримерши или стримера пуста, как заброшенная канализация.

И даже если она / он / они травел-блогеры и каждую неделю у них новый отель и новая страна на заброшенность их жизни это не влияет.

Потому что в такой жизни нет ничего настоящего.

Эта статья скорее ещё одна притча об императоре и его механической канарейке.

Дорогие отели, машины, бренды, яхты – это всего лишь декорации.

Безусловно, жизнь приятнее в красивых декорациях, чем в свинарнике.

Но любым декорациям даже статуса твоего не подчеркнуть.

Никакие декорации не вызовут у людей к тебе уважения,

потому что корни уважения и весомости совсем не в предметах, но в том, способен ли ты наполнять мир или нет.

И я знаю, что всем, кто не на «Шоте» слова «наполнять мир» скажут очень мало.

Вот надо быть на «Шоте».

Но чтобы вы легко и быстро поняли, при чем тут император и его механическая канарейка: вот клерк, Чу Линь, 27 лет, живет с матерью. Работает в банке. Звезд с неба не хватает, хватать не будет, но ежемесячно может позволить себе «великие траты» – 100-200 долларов на любимую стримершу. Чу Линь не захочет смотреть на себя со стороны. Он и в зеркало-то на себя смотреть не любит. Вот он встал, умылся, побрился, собрался, помирился с котом, с женой поругался, у него нет жены. И кота тоже нет. Есть мать. И квартира.

Дотащился в метро до работы.

Работает.

Ест под стримы.

Тупит в экран.

Перекур.

Ещё тупит в экран.

Перекур.

Еще тупит в телефон.

Желтый свет, пластиковая посуда, ужин с матерью. Вялотекущие разговоры, Чу Линь в телефоне.

Моет посуду, потупил на балконе. Домыл посуду.

Оперся на диван, смотрит за стримом.

Ревнует к какому-то «денежному идиоту», который сейчас как дал ей 300 баксов! Что за урод? Прервал сообщение Чу Линя. Обидно. Почесать живот, пойти спать.

И так последние много лет. И ещё много лет после.

Перекур.

Еще тупит в телефон.

Жизнь сурка.

Прежде, чем иные из вас кинутся защищать Чу Линя, давайте заглянем к нему домой журналистами, снимающими ролик про китайских стримеров. Скажем ему, что он такой большой фанат стримерши Фань Вэй, что мы хотим взять у него интервью. Чу Линь просияет, будет показывать нам все подарки, что Фань (её компания-менеджер) прислала ему за последние пять лет. Рассказывать, какие у него с ней личные отношения, и что она за 25 долларов каждый день желает ему спокойной ночи, как его личная девушка.

На наш вопрос – а почему он себе настоящей девушки не заведет? Чу Линь разразится монологом про то, насколько нет разницы между «цифровыми» и «настоящими» отношениями, и что его такие отношения очень даже устраивают.

Поставим этот ролик на паузу. И включим другой – тут другая популярная стримерша, которая решила подарить своему давнему-давнему фанату личное свиданье, после которого все компании-менеджеры решили оффлайн-события отменять. Или жестко регулировать. Нет, фанат не сделал ничего дурного стримерше, он просто её сначала не узнал. Хотя она была при всем парадном мэйкапе. Просто фильтра не было. А потом они сидели в китайской тошниловке в телефонах. Это всё.

Не торопитесь делать вывод, что – ну конечно же! «цифровые» отношения – лажа!

Нет.

Не бывает «оффлайновых» и «онлайновых» отношений.

Отношения бывают настоящими и нет.

Можно иметь настоящие отношения с существом из галактики Андромеды, если вы найдете, как передавать друг другу самую вашу суть. Если вы найдете, как искренне делиться настоящими страхами и болями, вашими настоящими ожиданиями и желаниями – ВНИМАНИЕ – не теми бирками, которыми вы обвешиваете себя, лишь бы думать поменьше, а тем самым настоящим, что большинство из вас ни разу за всю жизнь четко себе формулировать не осмеливалось. Вот если вы найдете, как этим делиться с кактусной бульбочкой из галактики Андромеды, и чтоб эта бульба могла делиться своим с вами, и вы вместе могли, шутя, искать решения, плакать от боли, вместе проходить через мучительное и вместе расти, вот тогда, даже если вы ни разу не увидите друг друга, это будут самые настоящие отношения. Такие, какие большинство людей на этой планете за 80 лет жизни не создают.

И наш Чу Линь не бедный загруженный клерк, которого зря обижают. А он оттого нищий и загруженный, что тупой и трусливый. Поверхностный и эгоцентричный. Он убегает от своих эмоций, как тараканы от огня, потому что с эмоциями приходится работать. Думать. Формулировать. А он не хочет. Он хочет, чтоб партия выдала ему жирный учебник «Как жить Чу Линю. 1000 и одно правило. На все случаи жизни». Так Чу Линю не придется нести ответственности ни за один свой долбоебнутый выбор. Выбор из слабости и гордыни, глупости и нежелания вникать в что-либо мало-мальски этому идиоту сложное.

Какие отношения могут быть с таким инфантилом?

И у инфантилов бывают отношения.

Всегда дисфункциональные.

Даже браки бывают.

Тоже редко рабочие.

Но это до определенной черты инфантильности. Ещё вернее до определенной черты трусости и лени. «Онлайн» отношения с Фань Вэй ничего от Чу Линя, кроме денег, не требуют. Более того, они выхолощены до абсолютной безопасности. Чу Линь в общем-то не то, что как человека эту Фань Вэй не видит, он не видит её даже как лайфстримера. Просто все его коллеги выбирали себе «любимок», ну вот и он выбрал. Чу Линь истинно робот: запустить алгоритм «выбор любимки», выбрать похожую на ту, что у босса, но другую, чтоб с боссом не конкурировать. Запустить алгоритм «подтверждение любимки», действие «перевод юаней», действие завершено. Действие «ожидание ответа». Ответ получен. Ответ: улыбка, благодарность. Ответ зарегистрирован позитивным. Эндорфины гордыни – молодец, правильно сделал. Алгоритм «подтверждение любимки» завершен. Инициировать алгоритм «большее вознаграждение»? Связь прервалась. Метро. Алгоритм «включение скачанных треков» запущен.

И Чу Линь ленится жить иначе.

Страдает жить как недоробот, но и меняться не хочет.

Так и живет Чу Линь в основном раздражением, завистью и чувством «ыыы, прикольненько», потому что ничего глубже и больше он ничего в трусости своей себе не позволит.

Но всякому примату хочется чувствовать любовь.

Хотя бы раз в год.

Хотя бы что-то отдаленно-отдаленно нежность и привязанность напоминающее.

Вот Чу Линь, эрзац-человек, живущий по своей лени и тупости эрзац-жизнью, в своем эрзац-мире, размером с презерватив, и ищет себе эрзац-отношений.

И находит. С эрзац-человеком Фань Вэй, у которой эрзац-дружба со своей ассистенткой, что эрзац-дружит с менеджером, которая отправляет эрзац-письмишки и подарки давним фанам Фань, подписываясь именем Фань и ненавидя свою работу. Но убеждая себя, что если она раскрутит ещё двух-трех звездунек, то сможет купить себе квартиру, и это принято считать крутым, поэтому надо поднажать.

Добро пожаловать в ад.

Круг первый.

И тут Паши, Ани, Наташи, Саши, Сережи, нужное имя подставить – радостно думают «уф, как хорошо, что я не китайский стример!» и «а у меня есть девушка / парень, я не такой, я лучше».

Такие вы, люди.

Приматы, которым показываешь: смотри вон та коричневая обезьяна съела желтый гриб и теперь у неё пена глоткой, глаза закатились, конвульсии – умирает. А вы такой же желтый гриб в лапах вертя: «ха! так у меня-то подшерсток синий! И пена глоткой не идет, и конвульсий нет, я не такой, я лучше. Я не умру». Кусь! И пошел круг отравления по новой.

Серьезно.

Это ни капли не преувеличение, показываешь вам, приматам, смотрите вот Акакий, вот грабли, объясняешь, как эти грабли выглядят, чувствуются, как именно Акакий на них наступил и как именно закончил с полувыбитым, полугниющим передним зубом. А вы – «Ха! Так я не Акакий!» – бдыж!

А потом ещё на жизнь жопитесь, обидками порастаете, что вам страдать-то пришлось.

Экая жизнь дрянь – зубы вам выбивает.

И как тут, на вас смотря, не думать «идиоты! Ну идиоты же, ну».

Не только на китайских лайвстримерах первый круг ада держится.

В ЛА много люксовых билдингов, один из них, когда открывался, особенно громко кричал, что они самые-самые, эпитом роскоши. И, надо сказать, у них самый большой собственный парк, два бассейна, один resortstyle, другой крытый олимпийский, достойный steamroom. И когда они только открылись, они предоставляли тебе автопарк: несколько кадиллаков, роллс-ройс, бентли и что-то ещё.

Первый год было хорошо.

Дальше людей стало слишком много, общие зоны стали слишком заняты, автопарк накрылся тазом, а мы нашли пентхаус больше, интереснее по планировке и за лучшую цену.

Но наши последние месяцы в Ten Thousand можно было наблюдать всё больше людей из первого круга ада.

Вот вам латиноамериканский дядечка, лайф-стайл блогер, продающий свои программы «как стать миллионером за три часа». Вот он на теннисном корте, погода, солнышко, утро субботы, а он остервенело и несчастно стучит по мячу, посматривая на часы, как двоечник на уроке или зэк на зоне, отсчитывающий минуты до звонка.

Зачем так играть в теннис?

А для инстаграма.

Чтоб всем показать! Доказать! Вот он какой состоятельный! Играет в теннис по утрам. Даже с собственным тренером!

Вот он в спортзале. Отдувается, потеет, тягает…и умирает внутри. По-хорошему, особенно в хорошей компании, спортзал заряжает жизнью. Это тот момент, когда ты как раз возвращаешь себя ментально и эмоционально к проживанию – жизнь хороша! Но не этот дядечка. Этот дядечка ходит в спортзал даже не для того, чтобы нравиться себе, а чтоб хейтеры не сказали, что он не выглядит как миллионер.

Вот он на завтраке. Согласен, завтрак в Ten Thousand быстро перестал быть вкусным, но дядечка этого не заметил, потому что он жуёт лосось, яйца, круассаны, как не в себя. Не наслаждаясь вкусом, утром, кофе, свежестью, а заглатывая как пилюли рыбьего жира – быстрей-быстрей, чтоб уже отъебаться и побежать,

побежать,

побежать,

но куда?

На теннис, на котором он так же считает минуты до окончания, чтоб быстрей отъебаться и побежать,

побежать,

побежать

снимать рилы?

Которые он так же ненавидит, и во время съемок которых, он так же старается быстрей, ну быстрей отъебаться от съемок и опять побежать,

побежать,

побежать

на ланч с кем-то, от кого дядечка снова будет стараться быстрей отъебаться, отъебаться, быстрей, чтоб, наконец, побежать

до могилы.

Эрзац-жизнь.

И не важно, в скольких Макларенах посидела твоя эрзац-попа.

Это эрзац-жизнь.

Поездка на роллс-ройсе в пижаме в супермаркет в полночь за подслащенной водой может быть как забавной пустяковинкой, так и унижающей тебя глупостью.

Но это никогда не о подтверждении статуса, ибо когда статус есть, его не надо подтверждать.

А если ты чувствуешь, что тебе постоянно надо кому-то что-то доказывать, ты хомяк.

Хомяк с картонкой «сеньоры! Я – лев».

Только проблема в том, что своими шизофреничными транспарантами тебе удастся обмануть лишь ещё более тупых хомяков, чем ты, и то – ненадолго и издалека.

Никакие транспаранты «Я – лев» не помогут тебе наебать жизнь.

И стоит выбить себе на черепе: каждого, кто старается наебать жизнь, жизнь жестко ебёт раком.

Сравните: вы каждый занимаетесь своим делом, и тут выясняется, что правильная вода дома закончилась. И ночь хороша. И хочется социализации друг с другом. Хочется прогулки. Но с целью. Хочется хоббитских приключений. Почему бы не взять house car и не съездить в круглосуточный Ральфс в миленьком квартальчике с неоновыми полуночными закусочными и немного игрушечными зданьицами 70х?

И вот ты сидишь в роллс-ройсе в пижаме с влюбленной девушкой, вы так долго выбираете плейлист, что водитель довозит вас раньше. Вы проходитесь по кварталу. Девушка влюблена, смотрит на тебя распахнутыми глазами, улыбается каждому слову, и красива, как все, кто счастлив.

Она держит тебя за предплечье и ей уже трепетно.

Неоновые вывески.

Огромные постеры чизбургеров.

Любимый кинотеатр Тарантино, где он снимал Марго Робби для «Однажды в Голливуде».

Пойдем в кино?

Поздно и кинотеатр закрыт.

А, точно! Вода!

Ральфс. Вы охотитесь за водой, сладостями… а почему бы нам не приготовить… когда? Сейчас! Как вернемся. Вы покупаете муку и что-то ещё, что нужно для вашей совместной готовки, которая (ты внутри уже знаешь) точно не состоится. Не сегодня. И может быть никогда. Потому что, когда вы вернетесь, ты будешь уставший, а если нет, то есть работа, и вообще настроение уже сменится, но здесь и сейчас вам классно покупать ингредиенты для блюд, которые никогда не случатся, даже если они не случатся.

Сравните: вы каждый занимаетесь свои делом, и тут выясняется, что правильная вода дома закончилась. И ночь хороша. И хочется социализации друг с другом. Хочется прогулки. Но с целью. Хочется хоббитских приключений. Почему бы не взять house car и не съездить в круглосуточный Ральфс в миленьком квартальчике с неоновыми полуночными закусочными и немного игрушечными зданьицами 70х?

И вот ты сидишь в роллс-ройсе в пижаме с влюбленной девушкой, вы так долго выбираете плейлист, что водитель довозит вас раньше. Вы проходитесь по кварталу. Девушка влюблена, смотрит на тебя распахнутыми глазами, улыбается каждому слову, и красива, как все, кто счастлив.

Она держит тебя за предплечье и ей уже трепетно.

Неоновые вывески.

Огромные постеры чизбургеров.

Любимый кинотеатр Тарантино, где он снимал Марго Робби для «Однажды в Голливуде».

Пойдем в кино?

Поздно и кинотеатр закрыт.

А, точно! Вода!

Ральфс. Вы охотитесь за водой, сладостями… а почему бы нам не приготовить… когда? Сейчас! Как вернемся. Вы покупаете муку и что-то ещё, что нужно для вашей совместной готовки, которая (ты внутри уже знаешь) точно не состоится. Не сегодня. И может быть никогда. Потому что, когда вы вернетесь, ты будешь уставший, а если нет, то есть работа, и вообще настроение уже сменится, но здесь и сейчас вам классно покупать ингредиенты для блюд, которые никогда не случатся, даже если они не случатся.

И ваша поездка обратно, когда вы ставите, наконец-то, плейлист, и понимаете, что под настроение он уже не подходит.

И дом.

И ванна.

И ночь.

И где-то там так и не распакованная мука.

Теперь сравните такую поездку с – ты два часа выбираешь пижаму, чтоб все твои подписчики охуели от эксклюзивности твоей пижамы от Гуччи (никаких оригинальных, но не массово известных брендов, во-первых, ты их не знаешь, потому что на самом деле вовсе не разбираешься в моде, во-вторых, подписчики всё равно не поймут, потому что они тупые и тем более не разбираются в моде), ты два часа выбираешь пижаму и покупаешь её специально для фото себя в роллс-ройсе с оплаченной моделью, которая приезжает на съемки с желанием побыстрей от них отъебаться, модель красится, но всё равно выглядит такой, какой и является – мертвой.

Ты ещё месяц назад задумал пост про поездку на роллс-ройсе за водой – мол, вот какой я крутой, тебе было нелегко втюхнуть это в свой график (много времени занимает лечение от депрессии), но ты, наконец, втюхнул, и теперь эта дура красится три часа. Ты ей говоришь, чтоб торопилась, и, если что, её всё равно сфотошопят. Уф, вы загрузились в авто. Щёлк, щёлк, щёлк фотограф. «Больше томности! Больше желания!», – говоришь ты ей, но то горох об стену.

Доехали. Теперь нужны фотографии на улице. Дурацкий постер чизбургера светит на тебя неправильным светом! Может стоило купить двух моделей? А то с одной в кадре пустовастенько. Фотограф дурак, не умеет выставлять кадры! А? Тарантино? Фото у кинотеатра? Модель сообщает, что ей заплачено за три часа, и если вы останетесь снимать на дольше, тебя надо доплачивать.

Ладно, к чертям кинотеатр! Бегом! Быстро! Надо успеть съемки в супермаркете.

К вам подходит охранник и сообщает, что несанкционированные съемки в супермаркете запрещены. Ты говоришь ему, что вы ж никому не мешаете, час ночи. Есть только он и сонный кассир. Охранник настаивает. Модель говорит, время вышло. Зло! Обидно!

На паркинге отсмотреть фото с фотоаппарата. Ну ладно, что-нибудь подберем.

Быстрей-быстрей уже добраться домой.

Быстрей отъебаться от читки почты.

Отъебаться от медитации, впихнув себе галочку – молодец! Медитирую!

Отъебаться от ванны.

Завалиться спать.

Эрзац-жизнь.

И пока такой человечек думает, что он наёбывает жизнь всеми своими истеричными fake it till you make it, он даже не замечает, как жизнь уже жестко ебёт его по самые гланды.

Роскошь – это не атрибутика, это состояние. И достается она исключительно изнутри.

Вот оно большинство радостно закивавшее фразе выше: конечно! Роскошь – это не эти всякие бугатти-мазерати, гуччи-прада, которых у меня никогда не будет! Дело парень говорит!

Я-то, безусловно, говорю дело. Но это не про «фууу, кому нужны вообще роскошные яхты, давайте будем нищими, но высокодуховными, как духовные скрепы».

Это про – человек! Алло! Всё, чем ты начинаешь выдрачивать вонючий хуй своей гордыни, всё, чем ты к нему прикасаешься, тут же – гниль.

Хочешь выдрачивать себя через деньги? Ты тут же теряешь роскошь. И где б ты ни жил, что б ты ни пробовал, всё это будет лишь подчеркивать миру, какое ты жалкое посмешище, эрзац-миллионер.

Хочешь выдрачивать себя через семью? Яжматка и «вырасти дерево, посади сына»? Ты тут же теряешь малейшую возможность на любовь. И пусть даже хомяки, что ещё глупее тебя, будут ненадолго верить, что вот они – хорошие отношения, в конце дня ты будешь возвращаться в токсичный дом, где живут люди, мечтающие сбежать из этого хлева по наступлению совершеннолетия.

Хочешь выдрачивать себя через «духовность»? Ты тут же обрекаешь себя на то, чтоб быть плоским праведным ничтожеством, не способным осознать даже простейшие правила мира.

Как только вы, люди, начинаете выдрачивать себя, жизнь имеет вас раком.

И из вашего стылого существования исчезает жизнь,

не говоря уже о радости и красоте.

И я знаю, что никто из вас, даже самое последнее уёбище, не хочет жить как последнее уёбище в стылости и эрзац-жизни.

Потому что это ад.

Только будем честны, вы так врете себе, вы до такой степени слепы от трусости и мелкости вашей, что вам нужна такая «Не Книга», где вам, наконец-то, хоть кто-то формулирует четко проблемы людей, ваши проблемы.

Но сформулировать проблемы – это не решить их.

Четкое формулирование необходимо для решения. Но это лишь первый шаг.

Дальше должны идти действия.

И если «Не Книга» формулирует, то «Шот Жизни» меняет вас.

Этим всё сказано.

Можно ходить, прокрастинировать, врать себе ещё больше, мол, хм… интересно, да, но пойду я ещё у того что-то послушаю, там лекции себе закачаю. Ну, неглупый человек Франц Вертфоллен, есть интересные идеи… да…

А можно собраться и прийти на «Шот» уже сейчас, на этом конкретном предложении. И работать с собой. И работать с миром, чтоб не быть самовраньем на хлипких ножках, вечным выгораживанием себя с эрзац-эмоциями, а становиться месяц за месяцем всё больше человеком, и всё меньше эрзац-материалом.

Точка.

Ваш,

Вертфоллен.

ХОЧУ

получать все новые статьи "Не книги 2.0"

• Подписка на все статьи “Не книги 2.0”

• Видео Франца Вертфоллена, его лайфы, главные события — в личные сообщения

• Шанс задать вопрос “в студию” и получить ответ в статье