Загрузка...

Заметки для Штази. Ливан

Молодой наследник богатого австрийского рода и Ливан 30-х. Это приключения, скачки, Восток, героиновые пираты и разрушенные крепости крестоносцев.

Это остроумные наблюдения автора об истории и нравах, необычные герои и описания, тающие на языке восточной сладостью.

550

Формат: электронная книга. 

Доступны форматы pdf, fb2 и epub.

 

 

Отзывы

Отзывы

  1. Надежда Алексова

    Надежда Алексова

    Что для меня “Заметки для Штази. Ливан”? 

    Это юность. Смелость. Бунтарство.

    Ощущение адреналина в крови.

    Мне всегда хотелось приключений. В детстве смотрела фильмы об Индиана Джонсе, Синдбаде-мореходе.

    И вот сейчас наконец нашла то, что лучше всего утоляет мою жажду до приключений, до открытий мира.

    Читая книгу, ты ныряешь в жаркий водоворот событий и любые “жизненные мытарства” проходишь с удовольствием. Ливанские пустыни, пиратский корабль, капитан которого – альбиноска-Адальберта.

    Ада – суровый капитан, для который продать человека в рабство – вполне обычная вещь. И вот Франц, богатый австрийский наследник, попадает к ней в руки.

    Я бы испытывала страх от того будущего, которое готовит мне Адальберта.

    Но Франц – нет. Он создает будущее сам и меняет Аду, потому что есть у него и смелость, и сердце, и твердость.

    У таких героев и учишься.

    Завораживают сцены, где Франц и девушка из кабаре Карма бродят по крепости Сен-Жиль в Триполи, построенной еще в 12 веке на холме Хайяж.

    Вместе с героем ты открываешь мир. Учишься смелости, легкости.

    Пожалуй, легкость – синоним юности.

    Когда ты не зажат в страхе на действия, но буквально легок на подъем и каждое взаимодействие с миром – удовольствие.

    После прочтения – щекотящая эмоция рыцарской шкодности в сочетании со стальной волей. 

    Читайте роман, дамы и господа,

    и пусть молодость души не оставит вас.

  2. Майя Михайлова

    Майя Михайлова

    Оставлю свой отзыв из ВК тут тоже, чтобы больше людей прочли мои мысли о “Ливане”)

    Когда открыла эту книгу, с первой страницы начала получать огромное удовольствие от остроумия диалогов.  

    Мне нравится, как автор не дает длиннющих вступлений, “меня зовут…я родился… мои родители работали…”, когда у тебя проходит 10 страниц бу-бу-бу, прежде чем что-то наконец-то произойдет в книге. Здесь автор сразу выбрасывает тебя в накаленную сцену. Сцену разговора между Хайке – большой недовольной бабой, которая вроде выступает за славные идеи – равноправие женщин, свобода слова – но настолько извращает их из-за собственной ограниченности, что беседу с этим существом просто невозможно вести без постоянного фейспалма. И мыслей “боже, как ты родилась на свет такая тупая”. Я бы с ней говорить не смогла. Всегда с такими людьми чувствую себя раздраженно и не в своей тарелке. Хочется поскорее закончить разговор, чтобы не сорваться и не выглядеть неадекватно. 

    А главный герой не убегает и не срывается. Он с такой легкостью, с таким задором парирует реплики Хайке, что ты думаешь: “боже, если есть на свете боги коммуникации, то я нашла одного!”. И при этом ты понимаешь, он так здорово отвечает не потому, что за ним стоит целый круглый стол сценаристов, которые ломали голову “что бы ему покруче такого ответить”. Наоборот, Франц так отвечает, потому что он очень целостная личность. Потому что он человек, который не болтается, кхем… бревном в океане, надеясь на попутное течение. Он невероятно четко формулирует себе свою жизнь: почему он делает то, что делает? какого результата он хочет добиться? что делает его счастливым, а что нет?

    Поэтому у Хайке не остается шансов. Ведь у нее-то нет как раз своих осмысленных идей. Она не знает, что она любит, как она хочет, чтобы работал мир. Все что она хочет – это быть хорошей. Она тоже очень реальный человек (таких людей, как она, к сожалению, не мало в мире), однако за ее выборами стоит не ее мозг и сердце, а мнение общества. Она, прежде чем что-то сказать, на автомате подглядывает в такой “справочник общественных норм и стереотипов”, который она держит вместо мозга в своей голове, и по нему определяет: “как поступить, чтобы показаться хорошей?”. Из-за этого каждое слово Хайке – мусор. Она открывает рот исключительно, чтобы полюбоваться на свою праведность, а не для того, чтобы справиться с ситуацией и кому-то помочь. В книге есть очень трепетная сцена о том, как Хайке сломала из-за такой своей праведности жизнь одной берберской семье, когда главный герой начал им помогать. Но чтобы посмотреть, как это произошло – надо читать книгу. 

    Вообще, очень приятно читать книгу, когда проникаешься к герою теплом. Франц завоевал мое расположение с первой сцены. Тем, как он не дал Хайке портить его настроение, тратить нервы. Боже, он так поставил ее на место, я хочу уметь так же!!

    В книге очень много всего происходит. Она отнюдь не про отношения Хайке и Франца, а – лично для меня – про искренность и внутреннюю свободу. Про юность и безбашенность, и при этом расчетливый ум главного героя. Это великое искусство – так позволять себе приключения, при этом ни на секунду не терять фокус. Отдаваться моменту, но при этом не терять себя. Оставаться собранным, и в любой момент готовым взять ситуацию под контроль – как с такой вот (по сути все равно безопасной) Хайке, так и с настоящими голландскими пиратами, которые торговали людьми, и к которым Франц попал в плен. Книга – идеальное приключение на несколько вечеров, и при этом классный учебник, как взаимодействовать с людьми. Мне очень здорово “Заметки для Штази. Ливан” дали прочувствовать, как не терять нервы в разговорах с людьми. Как формулировать себе свои желания. 

    Всем – наиярчайших приключений. Берите роман, а как проглотите его, встретимся в обсуждении “Ливана”: https://vk.com/topic-35194939_40426389

    Самым нетерпеливым, можете заглянуть туда одним глазком. Я обещаю, мы не спойлерим ;- )

  3. PavelS

    PavelS

    “Заметки для Штази. Ливан” стали моей самой первой книгой у Франца Вертфоллена. Соблазнила меня девушка на обложке. Она явно обещала мне приключения. Мне вообще понравилась картина: необычное оформление, очень дорого выглядит. Очень живо.

    Первые страниц пять я привыкал к стилю. Читать было интересно, но непривычно. Первую сцену, думаю, перечитывал раза три. Отчасти потому что смешно, отчасти потому что чувствовал, что недопонимаю. Описаний автор давал мало, зато не в бровь, а в глаз. Одни описания Хайке из первой сцены чего стоят. Непривычна для меня была и смесь прозы и поэзии. Вот у тебя идет очень смешной, но совсем не поэтичный диалог между героями, а вот пошли дальше мысли Франца (героя книги, не автора), и идут они стихами. Сначала непривычно, но когда привыкаешь, то очень красиво. Хочется только такие стихи и читать. Особенно мне понравился такой стиль описания в сцене скачки и в сцене с пиратами в море, когда главный герой полез на мачту высвобождать парус, а потом танцевал и кхм… с Адой. Там описания такие, что у самого пульс учащается. Помню, как за чтением того, как арабы праздновали свадьбу, я с удивлением поймал себя на редком наслаждении словом. Сцену хотелось перечитывать и перечитывать, причем вслух, потому что так красиво.

    Мне нравятся мысли главного героя о колониализме. У него очень интересные культурные и исторические наблюдения. Вся книга, по сути, письма главного героя его кузине Анастази, он описывает в них, как свои авантюры, так и быт Ливана 30-х, причем что богатых французов, что арабов в отдаленных деревнях. Запомнилась мне история про маленькую арабку с отцом-наркоманом. Роман ломает стереотипы и заставляет вдумываться в жизнь, заставляет прочувствовать, что всё не то, чем кажется. Такая Хайке, которая вроде ведет себя “правильно”, а рушит жизни, потому что это её “правильно” — слепо и бесчеловечно. И такой Франц, который вроде и избалованный “золотой ребенок”, но чувствует людей. В нем нет черствости. Было очень жаль, когда Хайке помешала ему помочь тому арабу и его дочери.

    Интересна и сцена в кабаре, когда именно такая феминистка Хайке начинает осуждать черную танцовщицу Карму, а когда Франц ей указывает на нелогичность её действий — ты якобы защищаешь женщин и сама же презираешь их, если они не подходят под твои стереотипчики — Хайке злится. Сколько я таких видел! Вообще, надо отдельно отметить трехмерность героев. Давно у меня книжные герои не вызывали таких ярких чувств. Все очень настоящие. Такое ощущение, что эти люди просто не могли не жить. Они обязательно жили, просто ты их не застал. Так раздражать, как раздражала Хайке, может только живой человек. Сару я как-то вообще не отметил, разве что красиво её описание в чадре у дувала, но в жизни она, по мне, такой весьма среднестатистический человек. Ада — великолепна на бумаге, в жизни, наверное, знакомиться я б с ней не хотел, но следить за её отношениями с Францем, за их приключениями здорово. Отдельно хочется рассказать про сцены с голландцем. На сцене с крестом всё очень весело, пока не ставишь себя на место Франца, вот тогда становится страшно. А потом зло, что ты бы так выпутаться не смог. Но сцена хороша. Её тоже я перечитывал несколько раз, вникая в игру между Адой, голландцем и Францем.

    А когда дело доходит до Кармы… я когда читал, не знал, как её представлять. У меня нет никаких знакомых, хоть отдаленно напоминающих её, так что образа у меня перед глазами не было. Но недавно тут же в паблике Айгерим сравнила её с Карди Би и точно! Черная, вертлявая, крикливая. Но мне почему-то она кажется очень доброй (не Карди Би очевидно). Я поймал себя на мысли, что наверное такая Карма меня б тоже привлекла — она, как мне кажется, может быть и веселой, и заботливой, и смешной. Хотя на внешность мне ближе всех будет Ада.

    Концовка неожиданная. Мне очень понравилось, как всё кончается. Тут даже не скажешь “непредсказуемо”, потому что со страницы десятой ты понимаешь, что в этой книге ты не предскажешь ничего, но такой концовки не ждешь, хотя уже дочитав всю книгу думаешь — да, это, конечно, самое закономерное.

    И самое главное, как я для себя определяю хорошие книги: когда ты дочитываешь последнюю строчку, у тебя должно быть такое ощущение, что ты прошел длинный путь. Как жизнь прожил. Ностальгия какая-то по началу, на которое оборачиваешься с высоты всего, что с тобой произошло. Так вот “Ливан” такое обеспечил однозначно! Тебе очень не хочется, чтоб книга кончалась, но сидя там, на камнях Баальбека с Францем, тебя вдруг захлестывает такой покой, ты оглядываешь свою жизнь, как он, на ладони, и вся она в этот момент как закатное небо и свежий, еще горячий лаваш.

    В общем, рекомендую.

  4. Дмитрий Орлов

    Дмитрий Орлов

    В своей жизни я всегда любил путешествовать, открывать для себя красивые места, узнавать что-то новенькое. Но проблема была в том, что часто в таких поездках я уставал, мне было скучновато, и я не сказать, что получал удовольствие от красоты зданий или пейзажей. Я всегда ждал, что удовольствие от каждой поездки будет на меня падать с неба, что меня смогут развлечь.

    Но когда я прочёл книгу, то осознал, что все красивые моменты в жизни создаю я сам. Главный герой, Франц, для того идеальный пример.

    Это 30-ые годы, ближний восток, Ливан, невыносимая жара. Две девушки и главный герой ездят по всей стране, чтобы проникнуться культурой народа, насладиться пейзажами или узнать о каких-либо интересных местах.

    Франц такой человек, что ему не достаточно просто пройтись по каким-либо местам, ему хочется взаимодействия, ему хочется всем сердцем прочувствовать их культуру, понять, что за люди здесь живут.

    Для меня одна из самых ярких сцен – свадьба Франца с одной деревенской девушкой. Францу хотелось попасть в самый эпицентр культуры этого народа, на их свадьбу. Потому что как правило именно на свадьбах проходит всё веселье.

    И по традиции этих мест, чтобы девушка вышла за тебя замуж, нужно дать за нее приличную сумму для выкупа. Франц не хотел стать семьянином в этих местах, поэтому он решил сделать доброе дело, выбрал девушку из неблагоприятной семьи, чтобы её замужество подняло ей статус среди всей деревни и она смогла достойно жить даже без него, чтобы ей не пришлось выходить замуж за какого-нибудь старика и быть его прачкой.

    Сцена свадьбы – огонь, я чувствовал себя частью их праздника. Ты видишь, с какой страстью и с каким желанием жить и получать удовольствие под барабаны, надрывные мелодии танцевали мужчины. Во время таких танцев закипает кровь, ты понимаешь «Да, эти люди умеют веселиться». И это не современные скучные вечеринки, где все друг друга стесняются и стараются быть максимально формальными. Здесь именно «Вах», давай покажи, как ярко ты умеешь проводить время.

    Таким образом, Франц прямо занырнул в их обычаи. И Именно из-за желания взаимодействовать с людьми и стараться прочувствовать их жизнь у него и получались яркие приключения. Чему я очень охотно учусь у этого писателя.

    Книге я поставлю 5/5

  5. perl0vkaa

    perl0vkaa

    Когда герои книги становятся живее своих знакомых.

    В “Ливане” очень много героев, которых встречает на своём пути Франц. Но в отличие от очень очень многих книг, у меня никогда не было путаницы в голове. Даже те же пьесы, я их очень люблю, но буквально постоянно моей памяти приходится возвращаться на заглавие и уточнять, кто же это очередной Аккакий Сергеевич. О, тут совсем по-другому. Как в жизни, ты встречаешь человека, иногда интересного, иногда скучного, но проведя с ним диалог, ты не можешь уже его забыть! Потому что вот он живой, стоит перед тобой, он не набор символов и черт характера, он ЖИВЁТ. Вот так же и с героями этой книги. За каждым диалогом так интересно наблюдать, потому что это жизнь, это люди и их судьбы, а не выдуманные автором образы, еле-еле прописанные, которые, закрывая книжку, тут же канут в лету…

    Героев Франца даже персонажами язык не поворачивается назвать. Это то же самое, что назвать своего знакомого персонажем)

    Ну и главное — это очень интересные люди. Франц, пиратка Ада, танцовщица Карма, да даже Токолош! И больше всего меня зацепил казалось бы совсем простенький разговор Франца по телефону с братом. Франц… в общем был в послеинфарктом состоянии, но выжил и был здоровее прежнего. Но за этим телефонным разговором так чувствовалось, что его брат прошёл не то что 7 кругов ада, а все 700, пока Франц был в отключке. Они разговаривали, я их слушала и понимала, что вот между ними тысячи миль, но насколько они рядом. Насколько Герберту ничего больше не нужно в жизни, кроме слова “брат”, сказанного от Франца.

    Здесь узнала, что “Викторианский роман о несчастной Эмилии” — история их знакомства. Причем сначала они ох как невзлюбили друг друга. В общем, я знаю, что я буду читать дальше 🙂

  6. Arina Polyakova

    Arina Polyakova

    Вам когда-нибудь приходилось одновременно плакать, смеяться и бегать по комнате от восторга от книги? Нет? Тогда вы ещё просто не читали “Заметки для Штази. Ливан”. Во время чтения я наверное раз 5 звонила подруге: “Ты должна это прочесть.. это.. это… Представляешь, он танцует на мачте пиратского корабля, во время сильного ветра, под барабаны из человеческой кожи… А потом эта пиратка-альбиноска… и тевтонский крест. Огромный старинный крест, который он тащит, весь исцарапанный по берегу. “.

    На что обычно был ответ “Я ничего не понимаю, но вижу тебе весело. Хочу тоже)”.

    Звонок на 3 она тоже начала читать. Честно, ещё ни разу книга не производила на меня такое впечатление. Так что же в ней?

    Это путешествие молодого человека Франца в Ливан 1936 года… Нет. Это Охренительная поездка невписываемого ни в одни рамки сознания человека, для которого впрочем “человек это то, что уже перешагнуто”…

    Первое же письмо в аннотации говорит нам, что вся книга – это путевые заметки для сестры.

    И всю книгу я чувствовала себя той самой Штази, которая находится в другой части мира и получает письма от брата, которые почти всегда доводят до инфаркта – иногда в фигуральном смысле, а иногда почти в прямом. То твой брат устраивает гонки на верблюдах, то женится на бедуинке, то вообще попадает на пиратский корабль с героином и черт еще знает какой нелегальностью, то… в общем, хватит спойлеров.

    Меня поражает искренность произведения. Какие бы путешествия я ни читала раньше, там писатели в реальной жизни не могли бы себе позволить и одной десятой приключений, о которых воображают… Но тут такое ощущение, что это автобиография. Конечно, автор не родился в начале 20-го века, но я смотрела видео-блоги (которые сняты так красиво, что это, скорее, полноценные фильмы), слышала и смотрела его приключения оттуда (как он *случайно* поплавал на Гавайах с акулами, как чуть не застрял ночью в настоящем городе-призраке, сохранившимся в США нетронутым с начала 19 века, и как оттуда выбирался в кампании двух дам), и да, его приключения – это сто пудов, такого не придумаешь и не срежессируешь для блога, только проживешь. Вот и с книгой так же. Совершенно не ощущается “линия сюжета”, это спонтанные, яркие приключения. Я не знаю, тут не написано про это, но автор и герой для меня сливаются в одно лицо. Даже представляю героя с внешностью автора. Единственное – у героя серые глаза.

    Мое главное впечатление от книги – как будто вся жажда жизни этого мира сливается в эту книгу. Захватывает с первых же строк..

    ФРАНЦ: Хайке, боже, да ты – Отелло!

    ХАЙКЕ: Я? Ты вообще видел, как ты на неё смотришь?

    ФРАНЦ: А как я должен на неё смотреть? Как на хромоногую горбунью-квазимодицу?

    ХАЙКЕ: Ты видишь в ней мясо! Это вожделение до мяса!

    ФРАНЦ: Я вегетарианец, Хайке.

    И не хочется выходить наружу из этой остроумной, знойной, слегка непристойной, но очаровательнейшей вселенной.

    Я очень жалею, что почему-то оттягивала художественные книги этого автора. Теперь читаю их залпом.

    И если мне подворачивается свободные пол часа, то происходит как в одном диалоге книги:

    ФРАНЦ: Милая-милая Сара, вы подарите мне этот танец?

    САРА: Ах, господин мой дьявол, с удовольствием.

  7. Lina_Knorr

    Lina_Knorr

    Самым большим твоим шедевром должна быть твоя жизнь

    «Заметки для Штази. Ливан» — это взрыв. Всего. Красок, эмоций, экшена… и красоты. Это лучший приключенческий исторический роман, который я читала. Вообще, вероятно, лучший, что был написан, я большущий поклонник этих жанров и перечитала кучу всего — от Дюма, Жюль Верна и до «Шантарам» — но ничего такого настоящего и близкого по интенсивности переживаний не встречала. Вы почувствуете, о чем я, когда откроете роман.

    Я думаю, другим книгам жутко недостаёт такого главного героя. Франц Вольфганг фон Вертфоллен — молодой австрийский аристократ начала 20-го века. Этот юноша живет из кредо «самым большим твоим шедевром должна быть твоя жизнь», поэтому с ним что ни секунда — оргазм. Возможность побыть его сестренкой Штази, читающей путевые заметки брата — сказка. Когда открываешь его письма, внутри все сжимается от красоты, трепетности и ощущения чего-то очень нужного, важного тебе, родного. Франц получает столько удовольствия от своей юности и приключений, что ты неизбежно наслаждаешься вместе с ним. В момент пляски на мачте все внутри как будто проваливается — когда он сорвался вниз, у меня у самой наступило ощущение невесомости. И желание Ады до Франца, ослепительно танцующего под барабаны из человеческой кожи, ощущаешь, как своё собственное. А может, оно своё и есть. Боже, мне страшно смутительно об этом писать, но эта сцена — самое яркое… подобное переживание, что со мной вообще случалось. Ох!

    Честно, я бы убила, чтобы оказаться на месте спутниц Франца. Попасть с ТАКИМ молодым человеков в жару, пустыню, Ливан… Сара и Хайке, вот прям, не могу, две тетери. Всю свою жизнь прокуковали! То ли дело Ада. Пиратка. Хрупкая девушка-альбинос, полтора метра ростом… контрабандистка, капитан корабля с героином, чьё слово — закон среди целой команды здоровых мужчин. Для меня Ада — шок. Задумайтесь, выглядя как она, веся едва 40 килограмм, насколько свирепой и твердой личностью надо быть, чтобы тебя слушались взрослые мужики! А она не допускает никаких конфликтов на своём судне, и выродки с раздутым самолюбием у неё драят палубу, как миленькие.

    После знакомства с Францем, Адой, Гербертом я прямо не могу смотреть на своих друзей теми же глазами. Видишь огромный контраст между тем, какими прекрасными существа могут быть, и между тем, что окружает тебя… да что там, между тем, какая ты сама — и очень хочется изменений. Вобрать в себя хоть капельку стойкости Ады. Силы, юности и полёта Франца. Лучше всего это дают прочувствовать самые красивые моменты романа — когда проза срывается на стих. Пока я читала, что чувствовал Франц на мачте, мое тело как будто окатило ледяной водой:

    Опираясь на мачту, встаешь.

    Небо и море.

    Горизонт.

    Господи – совершенно,

    совершенно творение твое.

    Мое.

    Наше.

    Гори сердце

    и разливайся

    норвежскими,

    горькими

    фьордами!

    Боже, я обещаю, я буду тверд!

    На крови, на море, на небе,

    клянусь, отец,

    я не потеряю теперь

    памяти!

    О смерть моя,

    рыжая,

    славная,

    шепчет мне за плечом.

    Милая, ты сейчас возьмешь?

    «Рано».

    Как?

    Смотри в меня,

    видь –

    мне страшно.

    Мне…

    нет.

    Мне было страшно

    не вытянуть

    шторма,

    но шторм –

    мягок,

    что утро Вены,

    что свет с сочных

    черешен.

    Таково слово мое.

    И слово – свет.

    Я буду сосредоточен

    отныне

    и впредь,

    как не был и ветхозаветный…

    таково слово мое.

    Мне потом несколько раз снилась эта сцена.

    Господин Вертфоллен, низкий вам поклон. Я окончательно подсела. Сдаюсь и беру книги оптом.

    картинка Knorr_Lina

    Вот так выглядит Франц, главный герой.

    Р.S Это портрет героя в СССР в 1943 году, так что картина не связана конкретно с Ливаном, но мне очень хотелось отметить, как шикарно рисует автор романа. Каждая обложка — одна из его работ.

Добавить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован.

©F.W.W 2020 Все права защищены.

Публичная оферта